Крестильный бум

10.07.2014

dsc_5071.jpg

На днях в сети интернет появилось видео, на котором видно, как молодой греческий священник отказывается крестить маленькую девочку, не хотевшую принимать Таинство. Православная общественность раскололась на два лагеря: одни считали, что ребенок имеет право выразить несогласие и в таком случае необходимо ждать, пока их мнение не изменится, другие – за то, чтобы решение о крещении все-таки принимали родители, так как дети еще слишком малы. Как должен поступить священник, если ребенок активно противится Таинству? О крестильном буме, активных бабушках и суевериях, связанных с Таинством крещения, рассказывает иерей Антоний Сенько, настоятель Сергиевского храма села Трубино Щелковского района Московской области.

Невольник – не богомольник

Как Вы оцениваете отказ греческого священника крестить маленькую девочку, которая этого не хотела?

– Считаю, что он поступил разумно. Ребенок явно не хотел, а насильное крещение, как и насильное причастие – не в духе евангельском.

Как относиться к таким случаям? Сказал батюшка – значит, имел на то основания. Священник имеет право отказать, что является, конечно, некоторым открытием для многих людей. Возможно, пришли родственники, которые до этого момента батюшку не особо знали, может, и в храм ходили редко или вообще не ходили, а просто решили: вот, в этом возрасте девочку покрестим. Пришли – а ребенок видит: чужой дядя, незнакомая обстановка, все чего-то ждут, он может просто испугаться! И отказываться, естественно. Так что правильно батюшка поступил.

В каком возрасте стоит прислушаться к мнению ребенка по этому вопросу?

– Знаете, в моей практике был такой интересный случай. К нашим друзьям приехала воцерковленная семья с тремя детьми. Меня заранее предупредили, что едут издалека, к исповеди не успеют, но причаститься хотят. Назвали имя своего духовника, смысла отказывать не было – если люди готовятся, живут церковной жизнью, зачем их еще дополнительно напрягать? Я говорю, пусть подходят. Подходит папа, старший сын, средний лет шести, и мама с младшим двухгодовалым на руках. Я спрашиваю, как зовут младенца, она называет имя и говорит: «Но он некрещеный». Как? Я в недоумении, потому что видно: семья церковная, даже не неофитская далеко. «Мы ждем», – говорит мама. Мое недоумение увеличилось. «Чего ждете?» – спрашиваю. «Когда он захочет», – отвечает. Тут я просто замер. Потом прошу пояснить. И вот она рассказала, что старший захотел креститься в пять с половиной лет. Средний – в четыре с половиной. «А этому только два. Мы ждем», – продолжает женщина. При этом он всегда с ними, в семье, где молятся, читают Евангелие; они уверены, что желание ребенка быть с ними Таинствах обязательно придет. Меня это настолько поразило, что я об этом везде всегда рассказываю – таких людей еще поискать.

Этот подход можно оценивать по-разному. Если возьмем Священное Писание, там описана такая практика: апостолы приходили, останавливались в доме, потом хозяин крестился, и весь дом также вместе с ним, включая детей и рабов. С другой стороны, учителя Церкви святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов были воспитаны матерями-христианками и приняли разумное крещение уже на рубеже совершеннолетия или даже в более старшем возрасте. Так что, и такая практика есть, и другая.

Поговорим о Боге

Трех-четырехлетние дети, которых Вы крестите, понимают, что происходит?

– Вряд ли понимают во всей полноте. Потому что это и не всякий взрослый понимает. Как я общаюсь с такими детьми? Я с ними знакомлюсь. Так и говорю родителям: «Ребенок большой, надо спросить его». Мы садимся беседовать, мальчик или девочка бегает рядом, я спрашиваю, как зовут, сколько годиков, а когда уже ребенок меня не боится, можно другие вопросы позадавать и рассказать, что вот есть церковь, есть Бог. У детей свои отношения с Богом, в которые взрослым надо вмешиваться аккуратно и деликатно. Дети, как правило, очень хорошо воспринимают, когда им говоришь, что наш Небесный Отец, Бог, тоже стал человеком, чтобы с нами подружиться. Он не где-то там далекий, недоступный.

Первый раз я трясся при таком разговоре, как балалайка. Мне привели мальчика Игнатия. И мы с ним побеседовали как-то очень серьезно для этого возраста. Ходили, гуляли. Я ему объяснял, что будет происходить: буду водой поливать, миром помазывать, молиться будем с тобой, с Богом разговаривать. Он очень радостно Таинство воспринял. Так, как это должно быть.

Про радость есть история о взрослом крещении. Однажды крепкий пятидесятилетний мужчина наскочил на меня с требованием крестить его и получил отлуп. Я ему предложил сначала почитать Евангелие и понять, родное это все ему или нет. И он убежал такой уязвленный. Но через два с небольшим месяца звонок: первое – он прочитал Евангелие и весь Новый Завет и понял, что надо жить по-другому, второе – он вернулся в семью, жена приняла и простила. После купели я к нему повернулся, вижу – он стоит и светится. Сияет! Я на него крест надеваю, а он говорит: «Как же мне теперь стало легко!» Эта удивительная радость, чудо, это свидетельство того, что Таинство действительно совершилось. Потому что я тоже заразился этой радостью. И у меня страх крестить взрослых людей прошел абсолютно.

А когда крестишь младенцев, такое ощущение очень редко приходит. Более того, у меня недавно был случай, когда я понял: что-то не произошло. То есть крещение формально совершено, но у меня внутреннее расслоение, будто самое важное не случилось.

«Крестите – вы должны»

И все-таки, что делать с подросшими детьми, какие можете дать советы родителям?

– Очень простые. Нужно, чтобы ребенок вместе с родителями ходил на службы, приходил смотреть, как крестят других, подружился бы с детьми приходскими, например. Просто побыл в атмосфере, которая приятна. Причем ее не будет кто-то специально создавать, заигрывать с ним. Просто если ребенок хочет здесь быть – пожалуйста.

У нас от первой беседы до крещения проходит не менее двух недель. Родители за это время должны узнать Символ веры, молитву «Отче наш», прочитать их с толкованиями, Евангелие от Марка прочитать, беседы игумена Петра (Мещеринова) и митрополита Антония Сурожского о том, что есть крещение, что есть христианская жизнь. Потом я с ними снова беседую, выясняю, усвоили что-то или нет. А дальше – по-разному.

Кстати, без пап при их наличии не крестим. Чаще всего современные папы говорят: «У меня этим жена занимается». Самоустраняется человек. Что-то непонятное ему происходит – он и напрягаться не будет. «У вас Евангелие дома есть?» – спрашиваю. Отвечают: «У мамы есть». А при чем тут мама? У вас есть? Поэтому с папами тяжелее всего. С другой стороны, если папы серьезно начинают разворачивать себя ко Христу, то вся семья приобретает хорошее направление.

Давят ли родители на священника?

Они приходят с ощущением, что мы им должны. Поразила недавно следующая информация: во многих западных странах, когда человек приходит к кардиологу и жалуется на сердце, тот заполняет опросник: алкоголь, сигареты, наркотики? Если положительные ответы есть – доктор выписывает направление, например, к наркологу. «А потом, – говорит, – мы займемся сердцем. Без расставания с этими поражающими факторами лечить бессмысленно». И человек идет, занимается. А здесь другое отношение: в церкви ему должны и не имеют права отказать. Это страшно, многие батюшки на этом ломаются, потому что видится два выхода: либо махнуть рукой на все и крестить детей только прихожан, либо крестить всех подряд. Две крайности. Но обе нехороши. Священник либо превратится в главу секты «имени себя», либо просто перегорит и станет требоисполнителем.

А Вы какой путь избрали?

– Надо искать свою меру. Со взрослыми проще: ответная реакция ясна. Когда взрослый для крещения созревает, это видно. Либо он входит в церковь, в церковную жизнь, и тогда Таинство крещения совершается и приносит плод, как это должно быть, жизнь человека меняется, либо этого не происходит, и человек говорит: «Нет-нет, я не готов, вы меня просто покрестите, а в душу не лезьте». Начинаются отговорки…

А с детьми не так все ясно, больше приходится общаться с родителями и крестными. По ним тоже не всегда угадаешь: бывает, что у порочных родителей бывают замечательные дети, а у хороших папы и мамы – очень непростые чада. Поэтому здесь очень трудно. Я учусь разговаривать с людьми так, чтобы они тоже что-то о себе рассказали. Если контакта нет совсем, то чаще всего, дав Евангелие и ссылки, я отправляю людей на дополнительную подготовку. Они потом, как правило, идут в другой храм, где с ними никто не беседует, а лишь назначают стоимость и день.

Зачем крестим?

Какие причины называют родители, захотевшие крестить ребенка?

– Сегодня мы имеем дело с печальным подходом к церковной жизни. Самая частая причина крестить ребенка – чтобы у него был Ангел-хранитель. Следующее объяснение – «потому что мы православные». И нередкая – «мы русские, а значит, должны быть крещеные». О Христе речи не идет, как правило. О заповедях элементарные представления: не убий, не укради – и все.

Какие еще причины бывают?

– Довольно распространенная – «а вдруг с ребенком что случится». Я говорю: «Что, он умрет?» Как правило, все вздрагивают, а я предлагаю развить мысль. Если он умрет некрещеным, Бог его осудит, что он некрещен? Нет. Бог хочет, чтобы он был обречен на вечные муки? Нет. Люди как-то об этом мало думают – ну, просто надо! Сорок дней исполнилось ребенку – и надо! Человек все время пытается сделать «как положено».

Что Вы отвечаете, когда человек приходит и говорит про Ангела-хранителя?

– Эта фраза что-то во мне такое мутное, темное и зловещее пробуждает, и большого труда стоит не показать рукой на табличку «выход» у двери. Это самый тяжелый случай. Человек в реальность духовного мира уже верит, но подходит как типичный оккультист с оккультными запросами: мол, если есть злая сторона, значит, и добрая есть, так что надо просто заключить соглашение с доброй. Позиция понятная. А что за Ангелом-хранителем стоит Господь, что ангел – не самостоятельное лицо, а вестник и слуга Божий, исполнитель Божией воли, людям бывает очень трудно услышать и принять. Как донести, что Бог не нуждается в ритуалах и торговле с ним?

Еще одно провальное начало беседы: «Батюшка, мы бы хотели крестить завтра/послезавтра/через неделю». Я сразу предупреждаю, что дальше трудно нам будет беседовать. Если у вас на этот день приглашены гости, нарезана колбаса и остывает все то, что должно остывать, мы не договоримся. Если после этих слов родители остаются, можно разговаривать, переносить крещение и так далее.

Разрушаем мифы

Наплыв желающих крестить ребенка зависит от времени года?

– Еще как! Май-июнь – это два месяца крестильного бума, когда родители и крестные идут непрерывной чередой. За день три-четыре пары могут подойти. Зимой детей несут крестить реже: боятся, что ребенок заболеет, простынет. Мне тут даже вопрос в местном форуме написали: «А можно ли крестить ребенка, не погружая в воду и не поливая его водой?» Еле сдержался, чтобы не пошутить: «Езжайте в пустыню, крестите песком. Там воды нет – покрестите, чем есть».

Во время огласительных бесед важно человека ко Христу повернуть. Бог – Личность, Он не что-то неопределенное и недостижимое, а Живая Личность, удивительным образом милостивая и любящая. Люди это с трудом воспринимают. В рамках современного бескультурья и оккультного повреждения им легче ограничиться бытовыми вопросами вроде ложечки на первый зуб. Это понятно, приятно, ни к чему не обязывает, бремен не возлагает. А если Бог жив и то, что происходит в Церкви, – реальность, человек понимает: я тоже должен что-то отдать. Тут страх и паника: а что? Вдруг сейчас денег попросят? Современный человек ждет, что сейчас с него будут брать, залезут и в душу, и в карман. Сейчас главная задача при общении с людьми – разрушать мифы. Мы не можем проповедовать Христа и Евангелие людям, которые находятся в современном состоянии: нужно подготовить почву, развеять мифы. Многие удивляются, например, узнав, что большинство храмов не финансируются государством. Все храмы и монастыри платят не только коммунальные платежи, но и налоги. Люди удивляются: «Как так, а мы думали, вы на зарплате сидите».

Вы на огласительных беседах и на такие темы говорите?

– Почему нет? Приходит крестный, я его спрашиваю, знает ли он Символ веры. «Нет, не знаю», –говорит. И сразу наскоком в ответ. «А чего вы мне тут предлагаете, если у вас по Церкви деньги ходят!» Я говорю: «Где тут чего ходит? Покажи – может, я тоже приобщусь». Потом я уже начинаю на него «накатывать»: если ты пришел сюда деньги считать, ошибся дверью. Не налоговый инспектор. Этот язык он понимает. «Накатил» – получил ответный удар. После этого начинается нормальный разговор – и о Евангелии, и о Символе веры, и о том, что такое в Церкви деньги, зачем они нужны.

Бабушки как фактор риска

А бывают у людей какие-то абсурдные представления, связанные с крещением?

– Ложки вот приносят крестные. Один крестный меня долго мучал… Вроде общались перед этим, вроде, человек, с Евангелием знакомый, – и вдруг он эту ложку приносит. «Батюшка, – говорит, – ее в алтарь надо нести». Я отвечают, что у нас в алтаре есть своя ложка – лжица, мы ею причащаем. «Нет, – настаивает, – надо занести, чтобы она освятилась, и я ее крестнику подарю». Спрашиваю, каким образом, по его мнению, ложка будет в алтаре освящаться? Раз человек в чем-то уверен, должен уметь объяснить. «Нет, батюшка, это Вы должны знать», – «Ну, – я отвечаю, – вот тогда вам ложка, а я пошел энциклопедию читать, крестите тоже пока без меня». В общем, пободались, ложечка полежала рядом с крестиком на столике, и человек сказал: «Да, хорошо, достаточно».

Но самые анекдотичные случаи бывают, когда на крещении присутствуют бабушки младенцев. Они создают невероятную суету и регулярно меня учат, как крестить детей, подсказывают, изо всех сил помогают во время совершения Таинства. Теперь приходится иногда перед крещением объявлять, что родителей не выгоняю, а бабушек могу удалить. Было раз, одна бабушка после крещения младенца вырвала его из рук крестного и начала с невероятной амплитудой качать, приговаривая: «Мой, мой, мой». Мне большого труда стоило потом вернуть ребенка крестному, миропомазать его, без бабушки обойти вокруг купели – она реально ничего не слышала, вела себя как человек, не в себе находящийся. А прабабушки, наоборот, очень мило себя ведут, некоторые даже молятся.

«Крестите своего ребенка сами»

Про бабушек на крещении, как я понимаю, можно бесконечно рассказывать.

– Да, это так. Вот однажды пришла бабушка… Хотя это не совсем про бабушек, ну да ладно. В первый раз одна она пришла – я, естественно, отправил за родителями и крестными. Стал с ее сыном беседовать и увидел абсолютно виртуального человека, который не живет реальной жизнью. Да, у него жена есть, ребенок родился. А он весь где-то в интернете, в кино. Такое состояние абсолютной отключки от реальной жизни. И говорит: «Мне это все неинтересно, я не хочу. Ребенка покрестите – и все». «Крести тогда сам, – отвечаю, – в свою веру обращай его и живи». Он уставился на меня, широко раскрыв глаза, и сказал: «Батюшка, я все-таки хочу, чтоб Вы тоже присутствовали!» Конечно, это разрядило обстановку. Редко люди так воодушевляются, что решаются и меня пригласить.

А недавно меня распекала прихожанка, которая прислала подругу, желавшую окрестить чадо. Подруга в свое время пела в церковном хоре, потом, насмотревшись на духовенство того храма, отпала от Церкви. Я вручил ей Евангелие, чтобы она увидела единственный возможный ориентир в церковной жизни. Но ее смутило приглашение через крещение ребенка прийти в церковную общину. А человек же не просто лично с Богом заключает завет, усыновляется или удочеряется Богу, но и становится братом или сестрой тем, кто находится в общине, и это нормально. Крещение всегда совершалось во дни великих праздников: Пасхи Христовой, Крещения, Рождества Христова или накануне. Вся община собиралась, люди понимали, что теперь это их братья и сестры, самые близкие люди.

Молодую маму смутило такое приглашение, она взяла время на размышление. А прихожанка сделала мне выговор, на что я ответил, что на подругу никто не возлагал никаких бремен: просто давай, если ты хочешь, начинай потихоньку ходить на службы, вернись к исповеди, может, здесь получишь другой опыт. Нет, ей надо было только крестить ребенка. Тогда уж проще и честнее крестить самой, без всяких приходских заморочек, и быть довольной.

Вы часто говорите эту фразу: крестите своего ребенка сами?

– Не в том смысле, что я отказываю. Просто если не хотят жить церковной жизнью, то честнее крестить самим. Людям, конечно, кажется, что их пытаются обидеть. Мне начинают говорить, что я отталкиваю людей от Церкви. Но если вы сами не хотите ко Христу, то как я могу оттолкнуть? Господь в Евангелии четко говорит: хочешь за Мной идти – иди. Тебя же никто не неволит, зачем же ты лезешь туда, куда не хочешь?

Потому что я русский. Мои дети должны быть православными. Так положено. Так, да?

– Да. Я говорю: «Возьмите сначала Евангелие, прочтите!» – «Нет, мы не возьмем. А вы должны нашего ребенка крестить». Отвечаю: «Нет, я вам лично ничего не должен. Если бы вы были моими прихожанами, подошли бы ко мне, а я бы отказал, тогда здесь вопрос для разбирательства с епископом: почему людям внутри церкви батюшка предлагает какие-то бремена тяжкие, неудобоносимые».

Один наш московский протоиерей однажды замечательно выразился. Он сказал, что раньше было очень легко человека сделать верующим: его надо было просто привести к архимандриту Иоанну (Крестьянкину). Когда человек видел любовь, которая от отца Иоанна исходила, которой он весь был пронизан, Божью любовь, ничего не надо было объяснять. Так что важно не только рассказывать, но и являть собой, показывать. Вот чего нам не хватает. На огласительных беседах я иногда рассказываю об отце Иоанне – он же не вдруг решил стать хорошим и добрым таким человеком. Прошел через тюрьму, год с пытками в одиночной камере, потом порядка пяти лет лагерей после года одиночки. И когда вышел из лагеря, первое, что сделал, – подошел к доносчику, обнял и трижды расцеловал. Батюшка даже в пытках никого не предал, ни о ком не рассказал, никого не подставил; он действительно обо всех заботился, как отец. Вот Бог ему и дал такое, что человек может нести и раздавать. И люди удивляются часто – вот, оказывается, каким должен быть христианин.

Чтоб крещение стало праздником

В вашем храме начали совершать крестильные литургии. Это воодушевляет прихожан и тех, кто только на пути к вере?

– Наш Владыка, митрополит Ювеналий, благословил совершение таких литургий. Теперь у нас все возможности открыты для того, чтобы крещение стало праздником. Таким образом мы недавно дочку нашего священника отца Евгения крестили и еще двух детей наших прихожан. Было очень красиво и волнительно – не то, что мы в уголочке спрятались, покрестили тут по-быстрому и скорей разошлись кто куда: батюшка – на диван, а родители с крестными – за стол. Здесь посредине храма стоит купель, зажигаются все светильники, перед литургией совершаются молитвы с призыванием Духа Святого на наше дело, выходит духовенство и молится со всеми прихожанами, со всем храмом. На глазах прихожан человек рождается от воды и Духа, и вот он причащается вместе со всеми: был чужой, а теперь наш.

Вот оно и вхождение в церковь в полноте своей. Все причащаются: и родители и крестные. Это красиво, торжественно и очень радостно. Ощущение у всех в храме, что Господь близко. Так священники друг друга приветствуют: «Христос посреди нас». И отвечают: «И есть, и будет». Это именно то чувство, которое должно во время крещения всех нас наполнять: Христос близко, рядом, с нами и в нас.

Беседовала Валерия ПОТАПОВА


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.