Как добывается счастье?

01.02.2017

Depositphotos_19961341_original.jpg

«Человек создан для счастья, как птица для полета» – фраза, ставшая расхожей и, пожалуй, не слишком убедительной. Многие ли люди смогут утвердительно ответить на вопрос, счастливы ли они? А может, счастье – это мгновенное чувство, которое никогда не поселяется в душе надолго, либо, наоборот, ощущается лишь по факту, как чувство удовлетворения достигнутым? Или все-таки его можно добыть и вырастить в что-то огромное и постоянное? О том, что такое счастье, говорит протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

 

Счастье «на пожатие руки»?

Сама жизнь предлагает нам вещи, которые обществом ценятся. Например, проводятся разные конкурсы для детей, для молодых, для тех, кто уже имеет регалии и ордена, проводятся всякие премии. Чем премия значительнее, тем значительнее зал, где она вручается. Некоторые люди начинают думать, что для того, чтобы быть счастливым, нужно иметь награды за заслуги. Люди обожают медали, ордена, грамоты. Я пятнадцать лет занимался окормлением наших военных, для них это вообще чрезвычайно много значит. Но, глядя на их жизнь, на их лица, на то, что они говорят, на то, как у них жизнь проходит, могу сказать, что никакая медаль, никакой орден, никакая почетная грамота, никакая благодарность не дает счастья. Человек стремится, чтобы его отметили, но счастье он ощущает только в тот момент, когда поднимается по лестнице, когда ему вручают награду и жмут руку. Тут же это ощущение проходит. Человек уходит со сцены, и на нее поднимается другой.

Зачем человеку миллиард?

Другие люди считают, что счастье – это иметь много денег. Многие мамы и папы внушают это своим детям. Но если посмотреть на их жизнь, на их семьи, на их жен, на запутавшихся детей, на постоянные суды, на попытки отбиться от людей, которые хотят отнять у них часть денег или все состояние, то перестаешь думать, что счастье в этом. Мне приходилось общаться со многими богатыми людьми, но ни разу счастливого среди них не встретил.

 Меня всегда удивляло: зачем человеку миллиард? Такие деньги невозможно истратить. Какая-нибудь санкция, и тебя уже никуда не пускают. Ты даже уехать не можешь куда хочешь. Для богатых даже больше риск всяких ограничений.

Счастье на верху лестницы?

Другие говорят, что богатство можно нажить, даже если разоришься, главное же в жизни – это должность. Люди рвутся к должности, стремятся занять высокую, иногда даже делают так, чтобы кого-то выгнали, чтобы потом занять его место – в общем, всякие нехорошие поступки совершают. Но как только занимают место, оказывается, что вообще никакого счастья там нет. Какие самые большие должности в государстве? Правительство, министры. По телевизору раз в неделю точно показывают министров. Вглядитесь в лица министров, не только отечественных. Среди них нет счастливых лиц. Взять хотя бы Лаврова, одного из самых блестящих наших министров. При советской власти министр иностранных дел был членом политбюро. Это самый верх. Но посмотрите, как Сергей Викторович всегда грустно выглядит. Он если улыбается, то каким-то шуткам, а не оттого, что у него на душе какое-то счастье. Продвинешься по служебной лестнице, достигнешь самого верха, а что получишь? Сложнейшую работу без выходных.

Я вот тоже езжу по стране. Раньше часто ездил даже в разные страны по работе. Знаю как это тяжело, поэтому и отказался от этой должности своей «военной». Объяснил Святейшему Патриарху, что мне физически тяжело выполнять возложенные обязанности, здоровья на это нет. А Лавров-то без конца летает. Он немножко помоложе, но все равно. Может быть, поэтому у него такой вид несчастный. Мне, например, его жалко. Раньше я довольно часто с ним встречался. В год раза два. Пригляделся к нему – он человек очень приятный, воспитанный, всегда приятно его слушать. Но счастья нет.

Востребованность –
не синоним счастья

Другие говорят, что главное в жизни – это образование. Если у тебя будет образование, если ты будешь лучшим в своей области, а лучше в двух или трех, значительным человеком, то тебе не надо искать работу. Она сама тебя будет искать. Тебе все будут предлагать, и всегда у тебя будут средства на жизнь.

Среди образованнейших людей, которых мне приходилось встречать в жизни, – а я видел и очень занятых, и очень востребованных, у которых хорошая зарплата, им всем денег на отпуск хватает – счастливых я не встречал. Все есть, а счастья нет. И в больших квартирах, и в шикарных домах, и на хороших виллах люди живут, а счастья все равно нет.

Как построить счастье

Но ведь Богу угодно, чтобы человек был счастлив. Где же это счастье искать?

Я пришел к выводу, что если человек хочет сам выстроить свое счастье, он должен выстроить свою семью. С чего нужно начинать? Представителю сильной половины человечества, прежде всего, нужно найти хорошую жену. Царь Соломон еще в глубокой древности говорил, что лучше жить в шалаше, чем со сварливой женой.

Царь Соломон триста жен имел, в женщинах он понимал, разбирался. Наложниц у него было шестьсот, любвеобильный был царь и мудрый. И, кстати, некоторые его книги вошли в состав Священного Писания. Но сам царь Соломон не прославлен Церковью в лике святых. Что ему помешало? Женщины сгубили. В Писании об этом сказано. Поэтому очень важно, какая у человека жена. Выбор спутницы жизни – это начало семьи.

«Тебя же не было!»

Когда у человека рождается первый ребенок, он бывает очень счастлив. Многие из вас, у кого уже есть дети, помнят, что они испытывали, когда ребенок появился. Я, например, очень хорошо помню, как приехал в роддом, как ко мне вышла моя жена в таком синеньком пальтишке со сверточком в руках. Я приготовился взять в руки что-то тяжелое, а оказалось – это как будто кукла. Я даже не почувствовал.  Вместе с одеялом – килограмма четыре. Думаю: «Господи, совсем ничего человечек не весит». В душе у меня тогда было огромное счастье. Я целый год переживал вот о чем. Думал: «Тебя же не было. Откуда ты взялась?». Потом, когда дочь уже подросла, она мне сказала: «Пап, а помнишь, ты говорил: «Тебя же не было!» Я говорю: «Помню. А ты-то откуда помнишь?» А она помнит, что я е носил на руках и все время это приговаривал. Дочка, будучи ребенком, не умеющим говорить, эти слова запомнила, а потом осмыслила.

Уплотнение атмосферы

Настоящее счастье я наблюдал только в больших семьях, где муж и жена любят друг друга; когда дети вырастают не на улице, а в атмосфере семейной любви. Эта атмосфера с рождением каждого ребенка увеличивается, уплотняется.

Столет назад каждая русская семья в среднем имела восемь детей. У некоторых было двадцать детей, у некоторых – пять. Бывали и бездетные, конечно. И бывали даже те, кто замуж не вышел. Но чтоб не женился – такое бывало редко. Оставшиеся незамужние сестры участвовали в воспитании своих племянников, помогая сестрам, у которых этого счастья было много.

Самое трудное дело

Нет ничего труднее на свете, чем выращивать и воспитывать детей. У нас, у советских людей, есть выражение: «Она не работает, дома сидит». Еще ни разу не видел женщину, у которой трое, четверо, пятеро детей, которая бы сидела дома. Как с тремя детьми сидеть? Ни то что прилечь – присесть некогда. Это постоянный труд.  Причем труд самый интересный, потому что он требует развития и сердца, и ума, и образования. Родители с каждым своим ребенком учатся заново. Нужно параллельно с ребенком учиться, помогать ему домашнее задание выполнять. Жизнь с детьми – это огромное богатство и огромное счастье.

Что на откуп не отдашь

Я у одной многодетной мамы – она шесть человек родила, трое из них священники – спросил, как они жили. Она, не задумываясь, сказала, что очень тяжело. Но я видел, что она постоянно улыбается. Сейчас-то все закончилось. У нее теперь ни то два десятка, ни то три десятка внуков. Все дети замечательные – священники хорошие, и у дочек тоже мужья верующие и любящие люди. В этой семье воспитание не давалось на откуп. Не было такого: «женись на ком хочешь», «выходи замуж за кого хочешь», наоборот, в этом всегда участвовали родители. Папа был очень умный. К сожалению, он уже умер в возрасте семидесяти лет. Он был доктором наук, чрезвычайно умный ученый человек. Он сам воспитанием своих детей занимался, всем процессом руководил.

Если два человека – мужчина и женщина – имеют хороших, верующих, трудолюбивых детей, то они имеют счастье, которое превышает все-все-все остальные счастья, которые только есть на земле. Это счастье никак не зависит от каких-то внешних обстоятельств. Семья и дети, которые это счастье излучают, тебя постоянно этим счастьем нагружают. Ты в нем купаешься.

 

Где взять еще счастья?

Теперь расскажу о своем опыте. У моего младшего брата восемь детей, у среднего – трое, а мне Бог дал только дочку. Правда, сейчас ждем внучка. Господи, помоги! Вроде бы положение безвыходное – где взять еще счастья?

Еще до того, как я понял, что Богу угодно, чтобы каждый человек был счастливым, я в своей жизни много чем занимался, много трудился, несколько храмов построил, воспитал более тридцати священников, объездил в деловых поездках полмира, прочел огромное количество книг. Народ ко мне хорошо относится, каждую субботу-воскресенье исповедую человек по сто пятьдесят. Устаю. В течение года у меня ни одного выходного не бывает, стараюсь жить в труде. Когда человек к тебе приходит, а ты можешь ему помочь, – это тоже большое счастье.

Однажды, лет двадцать назад, я задумался над тем, что на нашем приходе когда-то был детский дом имени великой княгини Елисаветы Феодоровны. Она его и основала. Их было даже два. Второй был имени Герцога Ольденбургского. Сама Елисавета Феодоровна в наш Митрофаньевский храм приезжала, детки там ей пели. Когда детский дом открылся, ходили на службы воспитанники Благовещенский храм, до которого идти нужно было целую версту. Весной и осенью грязь, деткам было трудно. Елисавета Феодоровна решила для них церковь построить прямо на территории приюта. Так возник наш маленький Митрофаньевский храм, с которого наш приход-то и начался.

Я стал думать о том, как нам воссоздать приют. Создал приют, с большим трудом нашел директора. Директор подобрал педагогов. Потом организовали второй детский дом, потом третий. Радовался, когда строил дома для детей, летние дачи, корабли, чтобы они «бороздили просторы морей» нашего Подмосковья, детские лагеря устраивал, чтобы дети радовались.

Но я это делал как администратор, как человек, который деньги достает на это все, на то, чтобы эту ораву кормить. Но сам я был чрезвычайно занят, особенно когда занимался военными и тюрьмами, на детские дома не оставалось времени. Однако пришло время, я поехал в один православный детский дом посмотреть, нет ли там чего, что мы могли бы перенять. Когда я туда приехал и познакомился с ребятами, я вместо того, чтобы увидеть опыт, который можно перенять, увидел огромное количество педагогических ошибок, которые совершает персонал детского дома. Я призадумался: а как у нас? Решил спуститься с небес на землю и посмотреть. И что же оказалось? Таких же педагогических ошибок я не увидел, но увидел массу других. Тогда я решил воспитательным процессом заняться сам, тем более что от воинского служения я к этому моменту освободился.

К тому времени состарилась наша директор, Бог послал новую. В течение года пришлось сменить всю команду. Ни одного из педагогов нельзя было оставить – настолько въелся этот ошибочный подход. С тех пор я стал в детский дом ездить почти каждый день, и ситуация начала выправляться. Сейчас детки там произрастают, и это дает такую радость и счастье, что дни, когда я по своей занятости не могу к ним приехать, с ними поиграть, поговорить, я считаю потерянными.

 

Когда расцветает ребенок

С детьми чрезвычайно интересно. Я окончил школу приемных родителей. Встретил в этой школе мужчину и женщину, которые хотели быть опекунами одного нашего мальчика убогого, у него есть некоторые патологии в умственном развитии. Обычно люди боятся детей болящих. Но самое большое счастье – это когда убогий, брошенный своими родителями, бедными алкоголиками, ребеночек, расцветает. Это ни с чем не сравнимое счастье. Каждый его успех на общем уровне ничего не значит, но для него это много.

Про этого мальчонку, который теперь под моей персональной опекой, доктора говорят, что к двадцати восьми годам он сможет догнать в развитии своих сверстников. Это не так уж долго. Мне очень хочется дожить, посмотреть, как это будет. Парень с очень хорошим характером. Для него какого-то несчастья не существует. Он всегда улыбается, всегда доволен, всегда подойдет, обнимет.

 

Питание любви

По-разному люди подходят к воспитанию детей. Однажды у одного американского педагога я вычитал, что в течение суток каждый ребенок должен быть обнят, его нужно поцеловать семнадцать раз. Это в среднем. Мы этого питания, этой любви детям обычно недодаем и сами недополучаем. Поэтому среди советских людей очень редко встречаются люди ласковые. А для детей это очень важно.

Обычно, когда в детское учреждение входишь, то чувствуешь себя как в сумасшедшем доме. Кругом крик, ор. А у нас – тишина. Все детки чем-то заняты. Покой, тишина, вежливое обращение.

 

Еще одно счастье

В заключение расскажу, как я испытал еще одно счастье. Мы своих детей возим на всякие выставки. Сейчас ездим по Золотому Кольцу. В одном году – по местам, связанным с Великой Отечественной войной, в другом – с войной 1812 года. А когда они поехали во Владимир и Суздаль, экскурсовод, сопровождавшая нас в этих городах, спросила: «Скажите, пожалуйста, из каких семей эти дети?» Директор поинтересовалась, что именно ее насторожило. Экскурсовод говорит: «Я никогда и нигде не видела таких воспитанных детей». Никто не орет, не дразнится, не перебивает, слушают всё внимательно, если хотят спросить, поднимают руку. Причем мы ведь никого не лупим, никого не заставляем – просто такая атмосфера в доме, что это очень естественно. Когда ребенка о чем-то просят, он делает. Все заправляют кроватки, все моют посуду. Живем как дома. Когда приходят нас проверять – а проверяют и прокуратура, и Роспотребсоюз, и санитарно-эпидемиологические станции, недавно пожарный приходил – все свое обследование проводят, а потом садятся и говорят: «Неохота от вас уходить». Почему? Потому что они испытывают счастье.

У нас есть один прекрасный мальчик, сейчас мы его отдали в семью православную, он хотел, чтобы его усыновили.  У него папа и мама – олигофрены в стадии дебильности. А парень умный. У нас при  усыновлении ищут здоровеньких, а то говорят, гены плохие. Вот этот наш Колюня все боязни генов разрушил. Родители убогие, они, кроме как курить и получать пенсию по инвалидности, ничего не могут. Папашу мы пытались в храм устроить сторожем – он даже сторожем не может работать. А сынок нормальный, здоровый, учится хорошо. И на лошади катается, и мамке своей помогает, через месяц стал приемную мать мамой называть. А у родных родителей, которые от детского дома живут в одном квартале, нет даже позыва ребенка навестить. Он уже подросточек и стал стесняться их. Сначала мальчик очень горевал, что к нему не приходили. Мы даже этим родителям подарки покупали – на, мол, Коле снеси, скажи, что вот это от тебя. Бесполезно. Ну что делать? Такие убогие. А сейчас Коля папу обрел, маму, целую конюшню лошадей. В храм ходит, к нам приезжает.

Учатся наши воспитанники все в одной школе. Эту школу тоже я построил. Я педагог, без детей мне трудно. Теперь у меня два детских дома. В один период было три, но потом произошло слияние двух из них в один в силу того, что было трудно найти педагогов-соратников. Тут нужны люди, которые бы относились к этим детям лучше, чем к своим. На своего хоть можно крикнуть, а на сироту кричать нельзя. Зато к концу своей жизни я обрел настоящее счастье.

Это, конечно, все нелегко. Но если посмотреть на нашу директрису, а посмотреть очень легко – она есть на сайте детского дома, то видно, что она счастлива, она постоянно улыбается. Вся светится изнутри. А если рассказать вам ее биографию, рассказать все, что с ней случилось до того как она стала директором детского дома, вы удивитесь. А я еще ее два года переманивал, обхаживал, потому что я видел в ней вот этот потенциал.

И вот я достиг того, чего хотел. Представляете, человек строит что-то очень долго и вот, наконец, это получилось. Человек, которому Бог не дал детей, может построить такое счастье, которое даже многодетные и многовнучные люди не достигают. Даже одинокие женщины, которые у нас работают, говорят, что нашли себе семью. Каждая женщина хочет быть матерью. Вот дети – бери, и ты будешь мать. Это замечательно. Это лучше, чем с каким-то пьяницей-придурком полжизни мучиться, а потом с ним развестись и страдать, думая о том, что у тебя за дети получились при таком папаше. Вот счастье, оно рядом с нами.

Если бы мы все вернулись к этому счастью, мы бы не были такие угрюмые, как сейчас в поисках денег, зарплаты. Мы бы все обиходили.

Детский дом наш называется «Павлин». Его название произошло чудесным образом. Когда я создал детский дом, думал над названием, хотел какую-нибудь красивую эмблему в виде жар-птицы. Жене говорю: «Придумай какое-нибудь слово для названия». Она предложила «павлин». Я говорю: «Замечательно, красивая птица». Павлин по-латыни – маленький, у нас маленькие дети, будем их воспитывать.

Проходит год. Я натыкаюсь в книге житий святых на имя Павлин Милостивый. Читаю его житие – оказывается, он всю жизнь занимался сиротами. Мы сразу написали икону большую, стали молиться с детками, и нам из-за границы, из Европы, прислали частицу его мощей. Он о нас заботится. Это очень окрыляет.

 

Все нуждаются в любви

Посмотрите на нашего директора, какой это счастливый человек. Человек, у которого раньше была совсем другая жизнь. То, что ей пришлось в жизни испытать, врагу не пожелаешь. И, тем не менее, она обрела счастье. Живет счастливый человек. Единственный в ней недостаток – она в отпуск не хочет уходить и без выходных работает. Одного мальчонку, кстати, себе взяла под опеку. Окончила школу приемных родителей и совершенно не боится, что ребеночек болен, что он какой-то не такой, что плохо учится. Ни в этом дело совсем – дело в обмене: ты любишь его, а он любит тебя. Как Битлз поет: «Аll you need is love». Все нуждаются в любви.

А то, что нам предлагает современный мир, – это суррогат. Это не любовь. То, о чем я говорю, я сам прошел. Это с гарантией. Это как земля: чем больше в нее вложишь, тем лучше будет урожай. Вот что я вам хотел рассказать.

В основе материала –
опубликованное сайтом Симбирской митрополии
выступление протоиерея Дмитрия Смирнова
на встрече в рамках регионального этапа Рождественских чтений

 


Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Телеграмм



Версия материала для печати
КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку


Ценность молчания
25.07.2017 Почему-то миссия, особенно в интернете, понимается не как личный пример христианской жизни (живи так, чтобы другие захотели спросить тебя о Христе), но как способ перекричать собеседника... подробнее»