RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Принцип соленого огурца?

15.09.2017

1f8edb8a23006bb8fb7e3e42b1308893.jpg

Для кого-то православная школа – это то же среднее учебное заведение, но с несколькими дополнительными предметами. Ну, дети еще иногда вместе в храм ходят… Что же на самом деле отличает православное образование и воспитание от того, что получают дети в обычных школах? Достаточно ли просто поместить детей в «православную среду», чтобы они впитали ее, как огурцы – рассол? Но не только об этом зашел разговор с социальным педагогом Вятской православной гимназии во имя преподобного Трифона Вятского, преподавателем Основ православной культуры, учителем истории и обществознания Ольгой Драченковой. Почему ее бабушка разговаривал с внучкой о Боге, запершись в ванной и включив воду? Как преподаватель вуза, ставший впоследствии священником, привел свою студентку в Церковь и к преподавательской деятельности? Почему родителям нужно не только воспитывать ребенка, но и работать над собой? Какие родительские слова могут отпечататься на всей дальнейшей жизни их чада? Что делать, если подросток отходит от Церкви? Об этом и многом другом читайте в интервью, подготовленном пресс-службой Вятской епархии.

 

Три воспоминания

Ольга Александровна, расскажите о Вашей семье и о том, как Вы пришли к вере.

– Самое первое моё воспоминание о Боге связано с Таинством Крещения. В целях конспирации (это было в 1970-х годах) крестили меня не в городе, а в посёлке Стрижи на дому у бабы Шуры, тётушки моего деда. Собралось тогда несколько семей, среди крещаемых были и младенцы, и подростки. Мне тогда исполнилось три годика. Папа рассказывал, что батюшку вели в дом «потаёнными тропами», чтобы об этом никто не узнал. Помню избу, печку, за ней кухню, а посередине был поставлен стол, на нём – обычная детская ванна, а вокруг – человек десять собравшихся креститься. Я уговаривала маму уйти, так как стеснялась при всех окунаться.

Ещё в большее замешательство пришла, когда увидела незнакомого мужчину с косичкой и в странной одежде. Это был батюшка, одетый в чёрную рясу и широкополую шляпу. Он за печкой стал готовиться к Таинству, и, когда вышел в комнату в красивых богослужебных одеждах, я была потрясена. Смотрела на него зачарованно и шептала маме, что это царь (такими виделись мне цари в сказках А.С. Пушкина), и у меня весь страх как рукой сняло. А когда он начал читать молитвы на церковнославянском языке, моё расположение к нему ещё больше возросло. Так нас в тётушкином доме в Стрижах и покрестили.

Вторым ярким религиозным воспоминанием является беседа о Боге с бабушкой Таисией, я часто у неё гостила. Мне было лет пять, когда однажды она с таинственным видом позвала меня в ванную, включила воду и под шум воды начала рассказывать о том, что есть Бог, что Ему надо молиться, Его можно просить о помощи, но Он может и наказать за злые дела. Она вспомнила несколько случаев из своей жизни, когда ей Господь помог, и беда по молитве миновала. Рассказала также про свою сестру, заблудившуюся однажды в лесу, где за ней по пятам ходил какой-то страшный зверь: темно, ломались ветки, трещали сучья, было слышно чьё-то шумное дыхание, но Бог спас молившуюся сестру. Я стала разные детские вопросы задавать: мол, если с подружкой поссорилась, можно ли просить, чтобы Господь её наказал? Бабушка отвечала, что для других людей нужно просить у Бога только добра.

А зачем воду включали? И почему в ванной о Боге разговаривали?

– Чтобы никто не услышал. Бабушка 1928 года рождения и жила во время гонений на веру, когда говорить о Боге запрещалось. Поэтому и в начале 80-х, начиная со мной разговор о вере, она всё ещё соблюдала меры предосторожности, даже в собственной квартире! Позднее мы не раз возвращались к таким беседам. Меня привлекала в них атмосфера таинственности. Когда приходила к бабушке в гости, я уже сама просила поговорить о Боге. Мы заходили в ванную, включали воду, и начиналась беседа. Конечно, всё воспринималось мною по-детски, да и семья наша была далека от Церкви.

Третье воспоминание связано с тем, когда я впервые обратилась к Богу с горячей молитвой. В четвёртом классе прочитала «Молодую гвардию» Фадеева и ночью плакала, просила Бога: «Если они жили на самом деле, спаси их, пусть останутся живы».

29f3f7908b04111f7a5be079a7425190.jpg

 

Последние шаги жизни,
первые шаги веры

– Осознанно к вере я пришла намного позже, в годы студенчества, благодаря преподавателю истории Сергею Алексеевичу Гомаюнову и некоторым семейным обстоятельствам. Именно тогда я почувствовала Промысл Божий. Это было связано с уходом из жизни деда и отца и происходило на моих глазах.

Меня потрясла даже не сама смерть, а то, как менялись папа и дедушка перед кончиной, как Господь вёл их к Себе. Деда Серафима, когда он занемог, перевезли к нам, и год он лежал в моей комнате – всё ждал, скоро ли смерть придёт. Человек он был крутого нрава, жена и дети много натерпелись от него, да и с нами, многочисленными внуками, которые гостили летом у него в селе Татаурово, не церемонился. Бабушка по шагам узнавала, в каком настроении он идёт с работы. Если не в духе, то лучше было ему не попадаться на глаза, и все сидели тихо, как мышки.

Накануне смерти я пригласила домой священника пособоровать деда. Он уже плохо говорил и, казалось, мало что понимал, но, когда я сказала, что придёт батюшка, дед попытался приподняться, долго не отпускал мою руку, глаза у него загорелись, и он всё повторял: «Богу молиться, Богу молиться…». В десять вечера его пособоровали, а в пять утра дедушка умер.

Мой папа был похож на своего отца. Человек советской закалки: коммунист, передовик производства, работал старшим мастером в кузнечном цехе на заводе имени XX партсъезда, суровый, немногословный. По его понятиям, в храм ходят одни старухи, и он искренне не понимал, почему я, студентка, молюсь и посещаю церковные службы, считал, что меня «попы одурили и забили мне голову чепухой».

В течение нескольких лет мой день рождения проходил довольно своеобразно. Я родилась 2 июня, а 3 числа начинается Великорецкий крестный ход. Итак, 2 июня у нас собирались гости, и в разгар праздника я решалась просить папу, чтобы он отпустил меня в крестный ход. Отец сурово и категорично говорил: «Нет!» Я продолжала просить, невольно начинала плакать, мама и гости тоже начинали уговаривать отца, и в итоге тот уступал. Вообще, если он заставал меня молящейся, всегда ругался и очень злился.

А вот когда папа тяжело заболел, то совершенно изменился. Он оказался в ситуации для него непривычной. Всю жизнь был здоровым, крепким силачом, не бывал на больничном, всей родне помогал, привык, что на него надеялись, и вдруг в 52 года стал беспомощным: его посещали нестерпимые боли, и он полностью зависел от других. Папа очень смягчился, мы с ним беседовали о Боге, о душе. Он внимательно слушал, когда я читала вслух молитвы, несколько раз исповедовался и причастился, а затем мирно ушёл в вечность. На примере деда и отца ясно увидела, как Господь любит каждого человека, как Он всё устраивает для того, чтобы люди, всю жизнь Его отталкивавшие, в итоге открыли бы Ему свои сердца.

 

Педагогика неизбежна…

Быть педагогом – это призвание? Когда Вами был выбран этот непростой путь – учить детей? Ощущали в этом Промысл Божий?

– После окончания одиннадцати классов общеобразовательной школы нужно было делать выбор. Меня интересовала психология, но тогда в Кировском педагогическом институте был факультет химии и психологии, а так как от химии я была далека, то и о психологии решила пока не думать. В старших классах у нас очень талантливо преподавали историю. Сначала студентка на практике, затем молодая учительница так мастерски организовывали уроки, устраивали коллоквиумы, давали интересные конспекты, что история мне очень полюбилась, и я решила стать историком и работать, например, научным сотрудником в архиве, в экспедиции ездить. Но при этом не собиралась преподавать в школе. Было понимание, насколько это непростой труд. Сейчас я точно могу сказать, что это особый крест и жизнь на уровне подвижничества.

Промыслительным было и само поступление на исторический факультет. Проходного балла я не набрала, и в списках поступивших меня не было. Вдруг декан объявил, что осталось ещё одиннадцать мест, и по результатам теста я прошла. Для меня это было чудом! А преподавателем Отечественной истории у нас был отец Сергий Гомаюнов, тогда ещё не священник. Благодаря ему я и пришла в храм. На старших курсах он читал нам лекции по истории науки, истории Русской Православной Церкви. У этого человека дар проповедника и учёного. Мы, студенты, слушали его лекции и осознавали: вот она – истина! Для находившихся в духовном поиске это был глоток свежего воздуха. Отец Сергий, ставший моим научным руководителем (под его руководством я писала курсовые и дипломную работы), создал клуб «Братство», целью которого был осмысленный подход к истории и педагогической деятельности. Однажды он сказал такую фразу: «Бессмысленно заниматься наукой, если не занимаешься педагогикой», и я поняла, что педагогика на моём пути неизбежна…

Хотя, нужно признаться, педагогическая деятельность даётся мне непросто. По складу характера я люблю быть одна, молчать и делать что-то руками, а в школе всё наоборот: здесь шумно, кругом люди – взрослые и дети, и приходится много говорить. Несмотря на сложности, я верю, что если Господь призывает, то Он же даёт возможность и силы решать жизненные задачи. Например, уже в 30-летнем возрасте я прошла обучение по психологии, и полученные знания очень помогают в работе, ведь труд социального педагога сопричастен деятельности психолога, которым мне хотелось быть в юности.

0230105af36382bb5aaa5cf8d328010a.jpg

Выходит, и в православную педагогику, и в Церковь Вас привёл преподаватель светского вуза, который впоследствии сам стал священником?

– Студентов, которые занимались в «Братстве», отец Сергий старался привести в церковную ограду. Тогда мы участвовали в приходской жизни храма в честь Рождества Иоанна Предтечи, который только открылся после советских гонений на веру.

Хотя и на этом пути требовались усилия. Помню, как трудно было на первой литургии, даже службу не смогла достоять. Подумала тогда: как я нагрешила в жизни, что меня Бог не допускает в храм! Это просто ошарашило, хотя на тот момент мне не было и двадцати лет, и за плечами был стандартный жизненный путь: детство, школа, институт. Слава Богу, потом в этом храме и свечницей поработала, и в казне, и даже ночным сторожем.

Тогда же состоялась знаковая для меня этнографическая экспедиция нашего клуба в Опаринский район на берега реки Молома, где расположен старинный Спасский храм XVII века. Ключарь открыл для нас церковь, и мы читали там акафисты. После этой экспедиции состоялась моя первая исповедь и Причащение на праздник равноапостольной княгини Ольги.

 

Почему глаза светятся от счастья

После института Вы уже знали, что будете преподавать именно в православной гимназии?

– В год окончания института, в 1998-м, было ощущение некой потерянности. Я устроилась в одну городскую школу, где требовался историк, и мне, выпускнице, предложили нагрузку в 40 часов в неделю в десятых и одиннадцатых классах. Я поняла, что мне это не по силам, да и сама школа с длинными тёмно-зелёными коридорами и решётками на окнах производила удручающее впечатление. И вдруг позвонил отец Сергий и сказал, что открывается православная гимназия, и предложил мне там работать. Без раздумий согласилась: для меня это было продолжением увлекательной творческой, научной и педагогической деятельности, которую мы вели в студенчестве под руководством отца Сергия.

На тот момент у гимназии не было ни здания, ни мебели, ни зарплат, а только желание людей начать новое и интересное, а главное – важное дело. Появление православной гимназии стало знаковым событием в нашем городе. Сколько умных, талантливых людей приложило силы, чтобы такая школа, несмотря на все трудности, появилась, это отдельная история. До сих пор я воспринимаю нашу гимназию как одно большое Божье чудо, потому что внешние обстоятельства не способствовали её появлению и существованию.

В тот период я жила только нашей школой, первые пять лет всё своё время и силы отдавала ей! Дневала и ночевала в гимназии, даже сторожем подрабатывала. Для юности такой максимализм – нормально. Зато однокурсники при встрече с удивлением спрашивали, почему у меня глаза светятся от счастья.

Преподобному Трифону Вятскому и гимназии я благодарна и за встречу с будущим супругом. Когда трудилась завучем, учителем рисования пришёл к нам работать художник и иконописец Андрей Павлович Драченков, который впоследствии сделал мне предложение.

c77672acd83a6d8bfda6bc59f7d4f2f2.jpg

 

Проблема в детях или в себе?

У Вас большой педагогический опыт. Как учителю и социальному педагогу Вам, наверное, приходится не только воспитывать детей, но и находить мудрые слова в беседах с родителями?

– В первые годы работы в школе я, будучи двадцатилетней девушкой, на правах педагога уверенно, без всяких сомнений раздавала родителям учеников советы по воспитанию детей. Мне по наивности казалось, что я освоила православную педагогику и знаю, как надо воспитывать. Когда у меня родились свои дети, давать советы столь смело и решительно перестала. Что сейчас могу сказать? Опытом проверено, что в деле воспитания абсолютно неэффективно всю энергию направлять только на ребёнка: обучать грамоте, рукоделию, приобщать к творчеству, всячески развивать, – если при этом дома родитель, а в школе учитель забывают про свой внутренний мир, про своё развитие. Ещё сто лет назад гениальный педагог и писатель Антон Семёнович Макаренко выразил точку зрения, с которой абсолютно согласна: «Ваше собственное поведение – самая решающая вещь. Не думайте, что вы воспитываете ребёнка только тогда, когда с ним разговариваете или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни, даже тогда, когда вас нет дома». Важно работать над собой. Когда вы видите проблему в детях, нужно в первую очередь найти её причины в себе.

 

Ребенок может ответить «нет»

Сколько лет Вашим детям? Они разделяют православное мировоззрение? Как и с какого возраста стали приобщать их к вере?

– Старший Коля перешёл в восьмой класс, Аня — в пятый. Дети учатся в православной гимназии. Возвращаясь к предыдущему вопросу, отмечу, почему активно раздавала советы в юности. Мне казалось, что всё понятно и просто: ходи в храм, исповедуйся, причащайся, детей крести, на службы приводи, и всё уладится. Конечно, дополнительно такие базовые вещи в воспитании, как добрые сказки, позитивные мультики, правильные игрушки, нравственно ориентированные литература и фильмы, православное окружение. В общем, по принципу солёного огурца… Помести огурец в рассол – он и пропитается, так и ребёнок: помести в правильно организованную среду, он и воспитается. Жизнь показала, что всё гораздо сложнее и тоньше.

У каждого ребёнка — индивидуальный характер, он может в любой момент сказать: не хочу, не буду. Кто-то из родителей начинает категорично воздействовать, подавляя детскую волю, но мой муж считает, что не нужно так делать, чтобы не оттолкнуть детей, чтобы они потом не вспоминали какие-то моменты с отвращением. Слава Богу, у нас ребята сами сознательно готовятся к исповеди и причастию, делают это по доброй воле.

dd6ed9aadb77e7cbdc2b86af1d83a04c.JPG

 

«Женская» педагогика

С какими проблемами сталкивается сегодня педагогика? Насколько, на Ваш взгляд, грамотно выстроена система воспитания учеников в школах?

– На совещании социальных педагогов нам озвучили выводы социологов, что в основном современные выпускники – несамостоятельные и безынициативные люди, инфантильные, избегающие ответственности. И такое характерно для большинства жителей России. Откуда это идёт? Возможно, из детства.

В России на сегодня сложилась система образования, включая детские сады, школы, кружки и секции, где детей воспитывают преимущественно женщины, которым приходится брать большую нагрузку. А ведь учим мы и мальчиков. Наблюдаю, что дети по-разному воспринимают женщин и мужчин. Низкий поклон женщинам-учителям, но школе так нужны педагоги-мужчины! В Финляндии, например, на государственном уровне принимают меры, если процент мужчин-учителей начинает падать. В России, к сожалению, не так, и это накладывает свой отпечаток на воспитательный и образовательный процесс.

Есть и другой момент, свойственный российской действительности. С каким ребёнком учителю проще работать на уроке? С послушным, который тихо себя ведёт, не задаёт каверзных вопросов, проявляет себя как надо и когда надо учителю. Этот ученик удобен, но именно таким ребятам после окончания школы трудно войти во взрослую самостоятельную жизнь. Поэтому хорошо, если педагог не только даст знания, но и поможет раскрыться лучшим качествам личности ребёнка.

defa7df83d01c8938d24ba0a1ce0d06a.jpg

 

Питание для разума и души

В чём особенность преподавания в православной школе?

– Верующий педагог глубже, полнее познаёт самого себя, соответственно по-другому относится и к ученикам и их родителям. Уже одно понимание того, что каждый человек – это образ Божий, что у него есть не только разум, но и душа, которой нужна соответствующая пища, которая может погибнуть от греха, предопределяет особый подход к образовательному и воспитательному процессу. В православной школе мы не будем праздновать Хэллоуин, смотреть с детьми какие-то деструктивные фильмы… Мы стараемся выбирать созидательные книги, кинофильмы, мероприятия.

Обычно светский учитель надеется только на свои знания, выработанную методику. Православные педагоги, помимо этого, в своих трудах возлагают надежду на помощь Божию. Человеческими силами возможно сделать многое, но Господь всё управит лучше. Вся наша история является подтверждением этому. Можно перенести такое восприятие и на свою жизнь, например, на воспитание детей.

С опытом понимаешь, что какие-то моменты, особенно при воспитании первого ребёнка, по неопытности были упущены, но утешают слова одного батюшки: «Господь первенцев покроет». При этом, уповая на Бога, нельзя снимать с себя ответственности.

Что касается особенностей Вятской православной гимназии, нужно отметить, что здесь особый подход к преподаванию предметов: будь то география, история или русский язык, физика или литература, при освоении материала мы стараемся сформировать у учащихся христианское понимание и отношение к миру, у которого есть Творец и Промыслитель. Гимназии скоро исполнится двадцать лет, но мы продолжаем искать ответы на различные вопросы в области христианской педагогики, размышлять, какой должна быть православная школа…

 

Чтобы ребенок полюбил…

Какова основная цель изучения предмета «Основы православной культуры»? К какому результату стремится педагог?

– Думаю, что основная цель, чтобы ребёнок полюбил… Ключевое слово — «любовь»: полюбил храм, нашу Церковь и ее святых, полюбил православные праздники, иконы и, насколько это возможно, приблизился к Богу, чтобы встреча с Ним состоялась. Важно, чтобы ребёнок хранил свою душу от зла, научился мыслить и жить созидательно, жизнеутверждающе.

Чтобы суметь передать детям от сердца к сердцу главное, преподаватель ОПК обязательно сам должен быть на пути к Богу.

f05aced2a55a1bfe9cb862a08410a5ce.jpg

 

Православные дети – не с Луны

С какими проблемами сталкиваетесь как социальный педагог православной гимназии?

– У нас дети не с Луны, поэтому проблемы, с которыми приходится сталкиваться, те же самые, что и у подростков из других школ, например, опасность попасть в различные зависимости (химические, игровые, техногенные, эмоциональные), сложности в семье, трудности в общении со сверстниками.

Среди подростков становится распространённой зависимость от рискованного поведения. Дети участвуют в экстремальных играх, опасных для жизни, где требуется, например, перебежать перед автомобилем, сделать сэлфи на крыше высокого здания, проехаться, зацепившись, на быстродвижущемся транспорте. У подростка при этом повышается содержание адреналина в крови, и он вновь стремиться попасть в подобные ситуации, чтобы испытать «кайф». Затем «экшен», запечатлённый на фото, выкладывается в социальные сети и собирает множество «лайков»: получается, что виртуальная среда способствует подобным развлечениям, а люди, которые за этим стоят, нацеливают молодёжь на деструктивное поведение.

Слава Богу, многие гимназисты из воцерковлённых семей и находятся под благодатным покровом Церкви, однако профилактическую работу мы проводим и среди учеников, и среди родителей. Главное, у нашей школы есть домовый храм во имя великомученицы Екатерины, где проходят общегимназические литургии, молебны пред иконой Божией Матери «Прибавление ума», мы молимся также о детях, попавших в трудную жизненную ситуацию.

64a48e71d8b4d5f78dd4ff6bdce8667e.JPG

Насколько современные школьники отличаются от своих сверстников, учившихся лет двадцать назад?

– Статистика свидетельствует, что у нас только пятнадцать процентов здоровых детей. Сегодня большая часть школьников, к сожалению, имеет разной степени отклонения в физическом или психологическом здоровье, что предопределяет особенности восприятия информации. Также на рубеже XXI века в педагогике по отношению к новому поколению возник термин «клиповое сознание». Оно усугубляется перенасыщением информацией, что тоже накладывает отпечаток на учёбу современных школьников.

Вообще, есть ощущение, что и взрослые, и дети стали слабее, не имеют внутреннего стержня. Верующий человек в сложной ситуации в первую очередь будет стремиться к богообщению в церковных Таинствах и в этом будет обретать силы и опору. Кому-то может потребоваться помощь психолога или психотерапевта. Сейчас есть православные специалисты в этой области.

f77cb51cc9032178aab73bc623b6a448.jpg


Если дети отходят от Церкви

Бывает, что в подростковом возрасте дети верующих родителей отходят от Церкви. Что посоветуете в подобных случаях делать родителям подростков, у которых меняется мировоззрение?

– Вопрос сложный. Конечно, мы с этим сталкивались, и причины таких ситуаций различны. Иногда подросток чувствует, что повзрослел, и понимает, что пора отделяться от родителей, но те относятся к нему, как к шестилетнему, психологически очень плотно держат ребёнка: не позволяют ему повзрослеть, не дают права на собственное мнение, на выбор, не отпускают его от себя, во всём тотально контролируют. Иногда подросток подсознательно начинает решать проблему отделения от родителей через конфликт, агрессивно ведёт себя. Сейчас растёт процент самовольных уходов детей из дома — это тоже следствие нарушения детско-родительских отношений.

Что делать, когда ребёнок стал удаляться от Церкви? Пока у меня есть такой ответ: нужно вспомнить притчу о блудном сыне. Сын отца оскорбил, ушёл, всё растратил, а отец, выражаясь современным языком, принял выбор взрослого ребёнка, а затем с милосердием отнёсся к вернувшемуся сыну. Наверное, родителям необходимо учиться ждать и молиться. Есть очень верная фраза: нужно больше не детям говорить о Боге, а Богу о детях.

Важно повышать психологическую грамотность родителей, многим из которых катастрофически не хватает знаний, как правильно вести себя с детьми того или иного возраста. Хочется затронуть важную тему детского послушания. По словам священника Андрея Лоргуса, ректора Института христианской психологии, послушание – это осознанный выбор взрослого человека добровольно подчинить свою волю другому. От детей мы не можем ожидать такого послушания, потому что они ещё не зрелые личности. Мы можем требовать, чтобы они в определённых ситуациях слушались и подчинялись нам во избежание какого-либо зла или для ответственного выполнения дела.

Некоторые же родители, спекулируя этим духовным понятием, добиваются любыми способами беспрекословного послушания детей, что может привести к психологическим нарушениям. К тому же ребята окажутся неспособными сказать «нет» даже в ситуациях, угрожающих их безопасности, к примеру, поддадутся влиянию дурной компании. Подросток будет соглашаться на многие соблазны, потому что в детском возрасте родители не принимали его «нет»: решали за него, сыт он или голоден, холодно ему или жарко, что ему нужно делать, без учёта его потребностей.

Как говорят психологи, у нас к детям слишком много любви, но мало уважения. Конечно, надо придерживаться «золотой середины», чтобы и на поводу у ребёнка не идти.

cee4bea734f40c85eeeedaf7fb298f03.JPG

 

Слова на всю жизнь

Выходит, в задачи школьного социального педагога входит и работа с родителями?

– К сожалению, сейчас немало неполных и неблагополучных семей, и многие подростковые проблемы имеют корни в этом. Иногда родители игнорируют естественные потребности ребёнка во внимании и поддержке, дающие ему уверенность в том, что он любим. Поэтому необходимо учиться быть папой и мамой. Отрадно, когда родители ответственно относятся к воспитанию детей, но, к сожалению, растёт другая тенденция. Хотя информации по воспитанию сейчас много. На родительских собраниях для понимания психологии ребёнка и выстраивания правильных отношений с детьми рекомендую познакомиться с сайтом Института христианской психологии.

В православной традиции большое значение имеет родительское благословение. Ругать же детей, напротив, нужно очень осторожно. Интересует Ваше мнение по этому вопросу.

– Очень важно родителям внимательно относиться к своим словам. То, что мы говорим ребёнку, может наложить отпечаток на его дальнейшую судьбу. Нередко взрослые, например, в раздражении необдуманно говорят своему чаду: «Ты достал», «Отстань», «Ты такой же лентяй, как твой отец», «Неряха, тебя замуж никто не возьмёт», «Так себя ведёшь, что в тюрьме окажешься», «У тебя всё равно ничего не получится» и тому подобное, повторяют это неоднократно. Лучше родителям убрать такие фразы из своего лексикона. Психологи даже выделили термин «родительское послание». Расскажу интересный факт: в Англии в 60-е годы состоялась последняя смертная казнь. Очевидцы вспоминают, что, когда преступник стоял с петлёй на шее, он произнёс: «Моя мать была права, когда говорила, что я кончу свою жизнь на виселице». Мама в детстве, когда ругала его, неосознанно дала ему такую установку, которую он реализовал в своей жизни!

Моя бабушка Таисия, хотя и не имела теоретических знаний по психологии, предупреждала, что никогда нельзя детям говорить «иди к чёрту», «чтоб тебя лешак взял», «глаза б мои тебя не видели», и приводила в пример случаи, когда после таких слов пропадали дети. Бывает, что родители упрекают своих ребят: «Из-за тебя я не выучилась в институте», «Ты родился, и мы с отцом всю жизнь на тебя положили, никуда не ездим, ничего не покупаем». Ребёнок начинает чувствовать, что он мешает, воспринимает себя как проблему в жизни родителей, а он же их любит, хочет, чтобы им было хорошо, и ему кажется, что для этого ему нужно из их жизни уйти… И уходит, например, в виртуальные игры или бежит из дома.

Напротив, большой созидательной силой обладают вдохновляющие посылы: «Я верю, что у тебя всё получится», «Ты можешь двигаться своим темпом», «Я принимаю тебя таким, какой ты есть», «Я тебе помогу, если ты попросишь», «Если ты ошибёшься, я всё равно буду любить тебя». К сожалению, есть родители, которые вообще не дают детям права на ошибку, они считают, что ребёнок должен быть святым, и за малейшую оплошность его ожидает наказание или отвержение: «Ты мне не сын после этого».

В основе материала –
публикация пресс-службы Вятской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓