Дом для священника

18.05.2017

_MG_6458.jpg

Сколько в России удивительных историй созидания храмов! В рязанском селе Рачатники церковь построили в XIX веке сами жители. Помещика здесь не было, государево село считалось. Во второй трети XX столетия по советской традиции здание превратили в склад. Последнего настоятеля, как совсем недавно выяснилось, расстреляли. В 90-е годы храму вернули его назначение. Оказалось, что стены крепкие, выдержали все перестройки, и после того, как вынесли весь мусор и перекрытия, церковь обустроили опять же сами жители. Добротно снова отштукатурили, вырезали недостающие узоры иконостаса, вернули из домов спрятанные иконы. Правда, некоторые отдавать не захотели.

И вот уже больше двадцати лет  в церковь приходят на молитву, раз-два в месяц приезжает священник. Но благоустройство продолжается. Необычна  центральная часть храма. До революции не успели соорудить центральный алтарь, сделали только два боковых придела. Одна жительница попросила своего внука – студента Художественно-промышленной академии имени Строганова, и его сокурсницы год назад расписали стену, сделав копию знаменитой фрески  Васнецова «Страшный суд» из Владимирского собора в Киеве.

Вот такие интересные события XIX, XX и XXI века сконцентрированы в истории сельского храма.

_MG_6673.jpg

    Храм Михаила Архангела в селе Рачатники Михайловского района Рязанской области


Два крыла над весью

Едем в Михайловский район Рязанской области. Поздняя холодная весна. На дороге – сбитая лиса. Глинистые поля Подмосковья сменяются на чёрнозем.  На некоторых полях работают трактора. Подъезжаем к селу Рачатники. Издали виден краснокирпичный храм во имя Михаила Архангела. Это же имя носит и главный город района – Михайлов, расположенный в пяти километрах от села. На гербе города – два крыла.

«Существующая в с. Рачатниках деревянная Архангельская церковь построена в 1863 году. Земли церковной при ней значится 33 десятины. В приходе числится 513 муж. пола и 532 жен. пола. По штату 1873 года в причте положены 1 священник и 1 псаломщик. Клировые ведомости за 1880 год. И. Добролюбов. («Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии» 1884 г. том 1 стр. 272.)

_MG_6438.jpg

икона Михаила Архангела в  храме в селе Рачатники

В других источниках указано, в 1900 году деревянная церковь была сломана и построена кирпичная, а рядом поставили небольшую церковно-приходскую школу. Учил в ней священник с октября до Пасхи, а с 1904 года учили два учителя в две смены по два класса ( 40-50 учеников). На школу собирали по 25 копеек с души.

Бытуют три версии происхождения названия села. По одной – от обилия раков, которые вылавливались в реке Проне, протекающей в селе. По другой версии, первоначальное название было  Грачатники – от грачей, вивших свои гнезда на деревьях у реки.  А третий вариант связан с прежним названием местности – Медвежьи Выселки: жители шли на зверя с рогатинами, а охотников называли рогатниками, и потом это слово видоизменилось в рачатники.

Обращаемся на улице к прохожей с вопросом, действует ли сейчас храм.

– Храм-то мы своими  силами восстанавливали несколько  лет. Деньги собирали с односельчан, ремонт сделали, все-все делали. А батюшки нет, – вздыхает собеседница  Зинаида Ивановна.

Давно храм восстановили?

– Так… В 1997 году у меня брат умер, его, наверно, первого отпевали, – вспоминает собеседница. И тут же улыбается и машет рукой соседке, выглянувшей в окно с розовыми геранями на подоконнике:  «Привет! Христос Воскрес!» – Это наша староста. Вот она все про нашу церковь знает.

1.png

 

Мария Николаевна
из старинного рязанского рода и ее дети

Подходим к дому. 

– Мария Николаевна Чикина, - представляется статная женщина с внимательным, серьезным, но добрым взглядом. Как на полотнах русских художников или Рембрандта лицо человека, прожившего долгие годы, все понимающего про эту жизнь и смотрящего как бы уже из своего опыта другой духовной жизни.

Давно Вы здесь живете, Мария Николаевна?

– Мой род здешний.  У меня дедушка и папа певчими были в храме. Дедушка официально был певчим, и какие-то деньги платили, а папа мальчиком тогда был, пел как любитель. Родные еще жили в Ижеславле, здесь недалеко.

Старинные славянские названия.

– Да. Старинные места. В  советское время я жила в  Люберцах с мужем. Там был храм. Ходила туда иногда, но не так, как сейчас. Но на Рождественский  пост, на Великий пост всегда было для меня обязательным  причаститься. И немножечко я  говела – первую неделю, вторую, последнюю. Я росла в семье, где все  говели, мама мне немножко молочка  давала, а так мы все говели, вся семья. Дедушка рассказывал  о праздниках. Храм закрыт был, а дедушка соберет нас, почитает Евангелие. И расскажет. И я немножко евангельские  сюжеты знала, что к чему.

За столом на трапезе Евангелие читали?

– На печке. Холодно было. Все на печке. Печка большая была. Дом у нас кирпичный, ему уже больше ста лет. Родительский. Здесь рядом. Там теперь брат младший с семьей. Он в Рязани живет, но приезжает летом как на дачу.  А этот домик дочь с зятем построили, Бог дал. Они говорят, что тоже переедут, когда на пенсию уйдут.

_MG_6361.jpg

Мария Николаевна щедро угощает обедом. Пасхальные яства, салат уже из своего огорода, холодец, который хозяйка готовит два раза в год, – на Рождество и Пасху. Подошел кот – пушистый, но немного ободранный, видно, не домашний городской, а деревенский уличный.

Салат кот у вас  ест?

– Салат нет, только огурцы, – смеется она.

Большое хозяйство?

– Кот, куры и огород. Больше ничего. Цветы дочь любит выращивать.

_MG_6693.jpg

 

Не стоит село без праведника

С Марией Николаевной идем в храм, там уже собираются односельчанки. По дороге узнаем, что последний настоятель храма, отец Николай, был репрессирован.

– Нам было только известно, что его забрали, и он без вести пропал.

Это уже 1930-е годы?

– Да. Брат с 1936 года, он тут крестился. А я с 1939 года, уже в другом селе. Года три назад приезжали внучка и правнучка отца Николая посмотреть на храм, где их дед и прадед служил. Они сказали, что делали запрос, и выяснилось: расстреляли его.

_MG_6501.jpg

Старинное Евангелие на аналое

Родители Ваши где похоронены?

– Здесь. И муж похоронен здесь. Он еще храм помогал восстанавливать, всю резьбу делал.

Когда кто-то умирает, священник приезжает?

– Да. Я звоню, и он приезжает. Из Рязани 60 километров отсюда. Отпеваем в храме и на кладбище хороним по-христиански.

То есть не родственники, а Вы звоните? Местное население  Вас называет старостой.

– Да, ко мне все идут, знают, что я могу со священником связаться. Но я не староста. У нас нет старосты. Нас человек шесть активных. И убираться мы ходим, и всегда в храм придем. Четверг –  день уборки. Завтра мы пойдем полы протирать, подсвечники чистить.

Без священника вы собираетесь, читаете сами мирским чином?

– Бывает. Я у батюшки  благословение беру, спрашиваю, чего почитать на данный праздник. У нас там есть акафисты. Обязательно Псалтырь по покойным. Зимой двух  похоронили – мы читали. Мы называем  друг друга сестрами, сначала  в храме почитали Псалтирь, потом я распределила  каждому по кафизме, по две, и дома уже читали.

_MG_6404.jpg

Фотографии внуков  Марии Николаевны

Выяснилось, что почти все работы по храму и по строительству дома для священника проводили дети и внук Марии Николаевны. У нее два сына, дочь, шесть внуков. Один сын – на хорошей работе в Москве, вот он, в основном, и помогает. Да все помогают – и дочь с зятем, и внуки и второй сын, который хоть и в Германию уехал с женой из поволжских немцев, но средства присылает на храм.

А храм-то смотрится  издалека как новый, заново облицованный.

– Так и был. Красный  кирпич. Здесь даже заводик кирпичный сделали для строительства храма. Хорошо сохранился. Мы только крышу перекрывали, и куполов не было.

_MG_6464.jpg

Мария Николавна в храме

Наверное, Бог, что ли, меня поставил. Сейчас я не могу без храма. Хоть мне скоро восемьдесят. И хочется мне, чтобы батюшка был постоянный, я бы все ему передала – все свои эти заботы о доме, о храме. Но некому передать. Вот мы домик для священника поставили, внутри отделать осталось, а так все подвели – и электричество, и газ.

У нас тут уже много священников было, но по совместительству. Отец Сергий из села Пушкари помог с колоколами, другой священник алтарь сделал. Наш последний – отец Владимир, он в Рязани постоянно служит. Проповеди хорошие говорит. Я ему говорю: «Батюшка, перебирайтесь к нам. Земля у нас хорошая, скотинку завести. Дом отделаем сами, все хорошо сделаем, уже газ мы туда подвели, электричество, оштукатурить осталось, мы это сделаем». Но он городской, не деревенский. Вот недалеко в селе служит священник из Донецка, года два-три назад он приехал. У него трое или четверо детей. Там деревушка меньше нашей, и домик плохонький, но он говорит: «Я проживу, главное, что бомбежек нет». Вот нам бы такого сюда. Они работящие.

_MG_6747.jpg

Дом ждет священника с семьей

А жители не только  на храм, но и на дом для  священника жертвуют?

– Жертвуют. На дом, на храм. Больше, конечно, дачники из Москвы. Бывает и пять, и десять тысяч жертвуют.

То есть люди хотят, чтобы  здесь был священник?

– Да! Хотят! Хотят! Воскресенье – он и есть праздник, суббота – она и есть суббота. Служба. А у нас – только раз в месяц.  Когда священник приезжает, на службу летом 20-30 человек приходят.

А в эту Пасху?

– Человек сто куличи освящали. И такая радость – священник приезжал! Какая Пасха была! Ночь, мороз, звезды, тишина и крестный ход!

2.png

Людмила Викторовна Прудова

Есть алтарники из местных?

– Нет. Батюшка со своим  помощником приезжает. Девочка одна  из нашего села поступила в  духовное училище Рязанское. На  золотошвейку учится.

В храме нас уже ждут три христианки. Знакомимся. Людмила Викторовна Прудова была главным бухгалтером хозяйства. «Больше было хозяйство – шесть тысяч гектар, и яровые, и озимые сеяли: пшеницу, рожь; картофель сажали; и коровник и свинарник были. А в храме, когда после склада разбирали, здесь чего только не хранили – и гречка, и просо, и шкуры, и фляги с медом», – рассказывает она.

_MG_6725.jpg

Александра Константиновна Обойшева

Александра Константиновна Обойшева. Зарабатывала тяжелым трудом доярки. «И коровы, и овцы, и поросята, и птицы были – много живности», – вспоминает прихожанка.

Наталья Ивановна Аршинова в свое время заведовала магазином  «Рыболов». Спрашиваю: «И что, много рыбы в местной Проне?»  – «Много. И караси, и щуки; и на удочки, и на разные снасти ловили».

Сейчас как дела в хозяйства?

– А нет его. От своего хозяйства питаемся. Иногда в город Михайлов на рынок отвозим, что вырастили.

На полях трактора видели.

– За рекой Пушкари взялись  поля обрабатывать. С другой стороны , из села Красное, стали сеять…

_MG_6546.jpg

Наталья Ивановна Аршинова

В храме как красиво! Акустика прекрасная. Икон много.

- Некоторые сохранились  даже в храме, не все повыбрасывали. А эту – новую – Олег Захаров, наш односельчанин, пожертвовал. Еще Масляева Татьяна Павловна из фермерского хозяйства дары вносила. Старинную икону из храма – святителей Николая и Феодосия Черниговского – сохранила Александра Васильевна Тихонова. Недавно принесли в дар Псалтирь 1910 года, там написано «за здравие царя Николая».

_MG_6662.jpg

Новая икона в храме на фоне старинных

Вы все сами делаете? А местные власти помогают?

– Один из предыдущих священников договаривался со школьным начальством, но они против были. Школа здесь, рядом с храмом стоит. Путин больше посещает храм, чем наша администрация. Только по острой необходимости – если умер кто, или покрестить.

Кстати, много крестин  было?

– Целый год не было, а тут недавно сразу трое. Двое младенцев и один взрослый перед армией. В книге церковной посмотрим – с 2012 года четырнадцать крестин: Анастасия, Илья, Роман, Артемий... А вот отпеваний за это же время – 30 человек. Недавно почила наша активная прихожанка, которая хлопотала об открытии храма. Ирина Фомина, ветеринаром у нас работала.

 Сколько всего сейчас  в селе жителей?

– Около четырехсот, летом  дачники приезжают.

_MG_6508.jpg

Резьба иконостаса, сделанная руками мужа Марии Николаевны

Венчания были?

– Четыре венчания. Вот  наша Мария Николаевна с мужем, как храм восстановили, здесь  и повенчались.

Сколько здесь стеллажей  с книгами!

– Да. Очень интересная  литература. Я тут постоянно беру  читать, очень хорошие книги.

Еще только все начинает  зеленеть. Цветы здесь сажаете?

– Да, конечно. Разные цветы. Сейчас тюльпаны идут. Шесть кустов  пионов летом раскроются.

3.png

Колокола

Вот такое замечательное село Рачатники, где есть и новомученик, пока еще не прославленный, и современные прихожане – радостный, мудрый народ.  Немало и потенциальных прихожан. По крайней мере, в группе «Рачатники» в соцсети «ВКонтакте» – 50 участников, интересующихся историей своего края.

Елена ДОРОФЕЕВА

Фото Марии ТЕМНОВОЙ

 

 

 


Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Телеграмм



Версия материала для печати
КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку


Спасти из паутины
29.05.2017 Что делать, если близкий человек попал в секту? Каким «оружием» могут вооружиться родные сектанта в борьбе за близкого человека, и какое главное требование к тем, кто начинает такую борьбу?... подробнее»