RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Колокольная летопись

20.12.2016

Колокола у стен звонницы Софийского собора

Какие колокольни можно назвать живыми музеями, можно ли сегодня восстановить дореволюционные звоны, откуда на старинных колоколах еще более старые надписи – об этом и многом другом рассказывает Вячеслав Волхонский, звонарь Софийского собора Новгорода. Оказавшись на колокольне еще подростком, он сделал это увлечение делом всей своей жизни и уже без малого двадцать лет занимается звонарским искусством.


Вячеслав, что значит быть звонарем?

– Быть звонарем в православном храме – это выполнять соответствующие обязанности: исполнять колокольные звоны к богослужениям и особым церковным событиям, которые проходят помимо богослужений.

Какое место в Вашей жизни занимает эта работа?

– Я себя уже не мыслю без этого. По прошествии восемнадцати лет с того времени, как я начал свое обучение колокольным звонам, это стало частью моей жизни, частью меня.

Как Вы попали в эту профессию?

–  Удачное стечение обстоятельств. Я ходил в воскресную школу Софийского собора, а там был учебный предмет «Основы православного церковного звона». Заинтересовался, потянулся к этому предмету. Учитель – опытный наставник Андрей Васильев, который тогда исполнял обязанности соборного звонаря, обучал азам сначала в рамках курса, а потом дополнительно. С ним мы съездили на первый колокольный фестиваль в Ярославль в 1999 году. Это был огромный опыт общения с другими звонарями, иными традициями. С тех пор без колокольного звона не живу.

Участники фестиваля «Златозарные звоны» в Великом Новгороде. 2012 год

Расскажите о фестивалях и об участии в них. В чем уникальность подобных встреч звонарей?

– Сейчас расцвет фестивального движения. В 1999 году, когда я ездил на первый для меня фестиваль, их было всего несколько в году, и попасть на них было не очень просто. Сейчас количество фестивалей увеличилось в разы, практически в каждом регионе проходят такие мероприятия. Несколько фестивалей в год проходят в Москве, в Сибири, на Урале, у нас на Северо-Западе – в Санкт-Петербурге и области, в Карелии, на Вологодчине. В Новгороде в начале 2000-х годов был организован фестиваль «Златозарные звоны». Он проходил несколько лет, но, к сожалению, не стал регулярным. С 2010 года Новгородским музеем-заповедником по благословению и поддержке митрополита Новгородского и Старорусского Льва проводятся ежегодные колокольные концерты «Звонарское вече». В последние годы мы вышли на двухдневную программу, и можно говорить о том, что «Звонарское вече» превратилось в колокольный фестиваль.

Фестивалей много, и они разноплановы. Есть такие, в которых присутствует светское начало, другие – с ярко выраженной церковной направленностью. Главное – то, что на них приезжает большое число звонарей из разных городов, каждый из которых демонстрирует свои, особенные колокольные звоны. Для всех участников это большая творческая школа, где мы все обмениваемся опытом и мнением, смотрим за исполнительской техникой и приемами. И, конечно, у посетителя таких мероприятий появляется уникальная возможность услышать разные традиции, подходы и приемы колокольных звонов.

Если программа фестиваля составлена грамотно, если приглашены звонари, представляющие широкую палитру колокольных звонов, то и результат будет в виде яркой и разнообразной колокольной программы. Опыт показывает, что если колокольный звон однотипен, то долго его слушать не интересно, а если это разные традиции, подходы к колоколам, то можно послушать большой колокольный концерт.

Обучают ли в Новгороде такому ремеслу?

– За 2000-е годы появилось такое новое явление, как школы колокольного звона. Их довольно много, и возникают они не только в центральных городах России, но и в глубинке. Качество и уровень обучения в них могут разниться кардинально – от краткосрочных курсов, выпускники которых смутно представляют все разнообразие такого явления, как колокольный звон, до школ, где эта тематика разработана максимально подробно. Некоторые выходят уже вполне сформировавшимися звонарями, другим приходится доводить свои навыки и в дальнейшем. В нашем городе такой школы нет.

Как я говорил, своеобразной школой для звонарей являются фестивали. По собственному опыту могу сказать: очень важно, когда есть возможность не замыкаться в себе, а услышать по-новому колокольные звоны. Особеность фестивалей в том, что здесь все поставлены в равные условия – весь концерт проходит на одном и том же колокольном наборе, и все равны друг перед другом. Поэтому для начинающих звонарей посмотреть в одном месте и в одно время разные техники – это полезно!

Наконец никто не отменял обучения, когда человек сам приходит к звонарю, который передает ему свое мастерство. Какие-то особенности постигаются в процессе практики. В дореволюционной России, в которой звонарей было на порядок больше, чем сейчас, все они обучались именно так. И потом, не будем забывать, что на некоторых приходах, в которых есть колокола, никто не учит: там просто назначают человека, который должен освоить это ремесло. Иногда появляются оригинальные по исполнительской манере варианты колокольных звонов. Я с интересом  вспоминаю особую манеру звонаря, который работал в храме Бориса и Глеба. Там совершенно по-особому повешены колокола – человеку с привычной выучкой в них звонить сложно. Местный звонарь делал это виртуозно.  Получался яркий, интересный, ни на что не похожий колокольный звон. Но он выполнял свою главную функцию – созывал людей к богослужению.

Звонница

Какие навыки необходимы для того, чтобы владеть хотя бы минимальными техниками колокольного звона? И сколько занимает времени весь процесс обучения?

– Для церковного уставного звона достаточно две вещи – чувство ритма и хорошая координация движения. Но процесс обучения долгий и многоплановый. Я полноценно зазвонил через семь-восемь месяцев после начала обучения. Можно учесть, что уроки были раз в неделю, и практика была с перерывом на время Великого поста. Так или иначе, мне это удалось не сразу. Моему товарищу, с которым мы начинали, потребовалось около двух месяцев.

А несколько лет назад в «Витославлицах» проходили съемки передачи, и ведущий поднялся на одну из музейных колоколен. Я ему показал колокольный звон, объяснил, как и какие группы колоколов взаимодействуют, и дал попробовать позвонить. Обычно это заканчивается хаотичными звуками, а этот человек тихонечко, но зазвонил. Резюмируя, можно сказать, что процесс обучения занимает от пяти минут до нескольких месяцев. Хотя многие звонари учатся всегда.

Возвращаясь к себе, скажу, что продолжаю учиться. Смотрю на своих коллег, просматриваю исторические документы, пытаясь отыскать описания старых звонов.

Многие старые колокольные звоны не сохранились. XX век для колокольного искусства был самым страшным. Мы понесли огромную утрату – были утрачены практически все старые колокола и традиции колокольных звонов. Их осталось всего несколько. Например, знаменитые до революции звоны новгородского Софийского собора были потеряны, и единственное, откуда о них можно получить представление, – это изучение архивных материалов. По Софийским звонам, к счастью, опубликованы рукописи композитора Покровского, который подробно описывает, как строился дореволюционный праздничный  Софийский звон. Он указывал на удивительные звуковые эффекты, которые можно было услышать в разных частях города во время звона пяти больших колоколов, которые когда-то висели на Софийской звоннице.

Какова история тех колоколов, которые находятся у основания Софийской звонницы?

– Три самых больших колокола из шести происходят с самой звонницы, где они находились изначально. Это Праздничный колокол 1659 года, отлитый мастером Ермолаем Васильевым; Воскресный колокол 1839 года, отлитый валдайскими мастерами Федором Бибихиным и Алексеем Чистюниным; Будничный колокол 1677 года, в отливке которого принимали участие московские мастера Василий, Яков и Федор Леонтьевы.

Помимо трех исторических Софийских колоколов перед звонницей находятся еще три колокола из монастырей и храмов Новгорода - Полиелейный колокол Хутынского монастыря 1599 года, колокол Духова монастыря 1589 года и колокол Николо-Дворищенского собора 1687 года. Ранние даты отливки спасли эти колокола от уничтожения во время «антиколокольной компании», которая активно проводилась не только в Новгороде, но и во всем Советском Союзе с конца 1920-х по середину 1930-х годов. Именно тогда мы потеряли подавляющее большинство колокольного наследия дореволюционной России. Во многих регионах разбивали колокола XVI-XVII веков, что можно считать невероятной потерей для русской культуры и истории русского искусства. Многие значимые колокола утрачены и недоступны для изучения, а ведь они очень многое могли бы нам рассказать о мастерстве старых литейщиков, о сложении особого «русского» колокольного профиля. Звук многих старых колоколов интересен и хорош, далеко не все современные колокола столь благозвучны.

Установка Праздничного колокола Софийского собора на временную конструкцию для проведения исследований. 2014 год

После революции Новгороду повезло. Здесь был очень сильный музей, и он сумел отстоять хотя бы часть древних новгородских колоколов. То, что мы сейчас видим перед звонницей, то, что могут увидеть посетители музея внутри звонницы, было сохранено от уничтожения в 1920 – 1930-е годы, а также пережило период немецкой оккупации. В 1941 году колокола Софийского собора были сняты со звонницы и подготовлены к эвакуации. Многим новгородцам известна история с баржей, когда ее подбили с уже погруженными большими колоколами во время налета немецкой авиации. Колокола были частью затоплены, частью закопаны на берегу. Только в 1944 году они были возвращены в кремль уже после освобождения Новгорода. Малые колокола той же Софийской звонницы были погружены на вторую баржу, которая избежала потопления. Не сказать, что благополучно: с большими трудностями она добралась до советского тыла, и колокола выгрузили в городе Кириллов Вологодской области. Там они оказались в музее, а вернуть их удалось лишь в 90-е годы.

Сотрудники Кирилловского музея не хотели расставаться с колоколами, и вернуть удалось только часть из них – колокола с вкладными надписями, по которым определялась их принадлежность новгородским храмам и монастырям. Но два исторических колокола звонницы Софийского собора таких надписей не имели и до сих пор остаются у наших вологодских коллег (их происхождение из общего комплекса с другими новгородскими колоколами, сходство орнаментов и размеров с довоенными описаниями Софийских колоколов не оставляют сомнений в их новгородском происхождении). Можно сказать, они находятся в затянувшейся эвакуации, и для этих колоколов война до сих пор не закончилась.

Как мы видим, в истории колоколов Софийской звонницы ярко отразились многие события истории XX столетия. Можно еще вспомнить, что большие колокола предназначались для Софийского собора, а часть малых и средних изначально была изготовлена для других храмов и монастырей Новгорода и окрестностей (например, для пригородного Видогощского монастыря или относительно отдаленного от нас Тихвина).  Только в XVIII – XIX веке эти колокола были перенесены на Софийскую звонницу, где заменили разбитых предшественников. Такие перемещения колоколов во многих случаях связаны с тем, что многие монастыри были закрыты в ходе реформы Екатерины II в 1764 году. В XVIII–XIX веках также упразднялись и закрывались храмы Новгорода. Дело в том, что губернский Новгород был намного меньше города средневекового, и многие древние храмы не имели приходов. Они закрывались и разбирались, а колокола, как и прочее церковное имущество, переносились в другие храмы. Так, в Новгороде в начале XX века практически на каждом втором храме находились колокола уже не существовавших к тому времени церквей. Софийская звонница – это самый яркий пример. Так что можно сказать, что колокола Софии – это еще и память о многих утраченных храмах и монастырях Новгорода.

История новгородских колоколов, как мы видим, сложная, запутанная и полна не всегда радостных страниц.

Сколько всего колоколов, и какого они качества?

– В Новгороде дореволюционном колоколов было около пяти сотен. Сейчас и по количеству, и по размерам, и по качеству мы очень далеки от того, что было в нашем городе хотя бы сто лет назад. Ну что делать? Есть куда стремиться, расти, есть что искать.

Очень хочется, чтобы при восстановлении храмов и появлении новых колоколов старались ориентироваться на те, которые были в этом храме до гонений и революции, до уничтожения в 20-е – 30-е годы. До революции почти все большие колокола были подписаны, жертвователи охотно ставили в надписях на колоколах свои имена. Считалось, что каждый удар колокола, на котором написано имя жертвователя, отзывается за его здравие при жизни и за его душу по смерти. Поэтому в XVI – XIX веках на большие церковные колокола не скупились. Раньше, если колокол разбивался, то его переливали, но в некоторых случаях на новом колоколе копировали часть старой надписи. Например, в Москве на колокольне Ивана Великого висят несколько колоколов XVIII века, на которых скопированы надписи с их предшественников XVI столетия. Из скопированных надписей мы узнаем, что один из колоколов был отлит для Софийского собора в 1555 году, а во время опричного погрома 1570 года Иван Грозный увез его из Новгорода.

Сейчас при отливке новых колоколов для древних храмов мы тоже можем копировать на них фрагменты старых надписей, сохраняя историю.

Существуют ли музеи колоколов?

Можно сказать, что существует несколько своеобразных колоколен-музеев, где до сих пор висят и звучат древние колокола. Это и знаменитая соборная звонница Ростова Великого, и звонница Псково-Печерского монастыря; колокольни Троице-Сергиевой лавры, Данилова и Новодевичьего монастырей; вологодская и псковские соборные колокольни. В Ярославском и Владимиро-Суздальском музеях сохраненные музейщиками колокола несколько десятилетий назад также были повешены на звонницах.

Колокольня Юрьева монастыря с историческим набором колоколов. Фрагмент фотографии начала XX века (частная коллекция. Великий Новгород)

Колокольные экспозиции есть сразу в нескольких музеях страны (Москва, Ростов Великий, Кириллов, Новгород и другие). Есть и частный музей колоколов в Москве, он основан на коллекции Игоря Васильевича Коновалова – старшего звонаря Храма Христа Спасителя и соборов Московского кремля. Там собран ряд интересных экспонатов, всецело связанных с церковным звоном. Думаю, в ближайшее время небольшие частные музеи появятся при современных колокольных заводах – на заводы часто привозят в виде лома разбитые старые колокола, многие из которых представляют немалую историческую ценность. Современные литейщики стараются сохранить их.

А самым крупным колокольным музеем России можно считать колокольный центр в Валдае. В прошлом году там открыли новую экспозицию, которая раскрывает историю колоколов в широком аспекте. В ней представлены колокольчики кочевых народов возрастом более двух тысяч лет, русские церковные колокола XVI – начала XX веков, знаменитые валдайские поддужные колокольчики, сигнальные колокола, изделия современных литейщиков и многое другое.

Публикация сайта Новгородской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓