RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

«Это не люди, это попы»

05.03.2015

1319477288_2.jpg

Сложными путями приходится пройти, чтобы люди узнали то, что, казалось, было скрыто временем навсегда. Как удалось найти и достойно почтить место массовой казни священников, рассказывает клирик Карасукской епархии иерей Андрей Гусев.

По Милости Божией мы стали свидетелями возрождения церковной жизни в нашей стране. Открываются приходы, формируются общины, возводятся новые храмы. В нашу жизнь возвращается некогда утраченное сокровище – Вера Православная. Но вместе с тем открываются трагические страницы истории духовного помрачения и богоотступничества.

Нам стало известно о том, что на территории Доволенского района совершались с особой жестокостью расправы над священниками. Мне неоднократно приходилось слышать от разных людей о том, что в селе Волчанка Доволенского района существовал «штаб» партизан. Партизаны боролись в годы гражданской войны с отрядами Колчака и чинили жестокие расправы над местными жителями.

Страшные подробности

Особое место занимают расправы над священниками, которые совершались с особой жестокостью. Мы опирались на сохранившиеся документы, рукописи, дошедшие до нас воспоминания людей, которые не были участниками, но непосредственно общались с очевидцами тех событий. Убийства священников совершались неоднократно в 1919 – 1932 годах.

Наши активные поиски захоронения священнослужителей были вызваны настоятельной просьбой православных жителей села Волчанка. Туда со всей округи свозили священников – именно они, по мнению новой власти, являлись главным препятствием на пути строителей «новой жизни» и в годы гражданской войны, и в период коллективизации в начале 30-х годов.

Многое нам рассказал старожил села Волчанка Василий Александрович Бовкун 1929 года рождения. Вот его рассказ:

− В начале 50-х годов я проживал на квартире у волчанского конюха Митрофана Ширина, который неоднократно с циничной похвальбой рассказывал мне о казни 40 священников, которую они совершили в начале 30-х годов, даже со слов палача, с особой жестокостью. Митрофан рассказывал: «Вывели мы попов за деревню, за ту линию, которая отделяла в то время выпаса от сенокосов, и заставили их рыть себе могилы. После этого начались расправы. В священников стреляли, полуживых добивали лопатами, один пытался выбраться из могилы, ему лопатой отсекли голову и, наконец, еще не умерших людей засыпали землей».

Этот рассказ привел в ужас Василия Александровича, он воскликнул: «Как вы могли так поступать с людьми?», − на что палач с усмешкой отвечал: «Это не люди, это попы».

Мы продолжали опрашивать местных жителей об обстоятельствах трагедии. Житель Волчанки Кобзев передал нам рассказ своей матери, ныне покойной; по ее словам, свозили священников из близлежащих районов по 2−3 человека. Ей запомнилось, что среди казненных был батюшка из Карасука. Священников содержали под стражей не более 2−3 дней, после чего выводили за деревню и убивали лопатами или колотушками в осиновых околках вдоль старой Ильинской дороги.

Ныне живущий в Волчанке Николай Назарович Капнинов сообщил нам, что его отец в те страшные годы был сельским пастухом и неоднократно рассказывал о том, что казнили священников; он показывал своему сыну место казни и запрещал тому на этом месте пасти скот. Николай Назарович хорошо знал эти пять углублений в земле, и именно он безошибочно указал нам, где покоятся убиенные священники.

По моей просьбе Василий Филлипович Малахов опрашивал старожилов с. Ильинка, которое расположено недалеко от Волчанки, и узнал от Ульяны Костенко, которой в 2007 году исполнилось 86 лет, что руководил волчанскими казнями в 30-е годы Степан Леонов.

1319477229_1.jpg

Молитва у могил 

По воспоминаниям местных жителей, сразу после казни священников в селе началась засуха. Люди восприняли это как гнев Божий и, несмотря на власти, с иконами пошли на место казни. Сразу, после горячей молитвы, совершенной на месте захоронения, хлынул дождь. Эти молебны на месте убиения совершались ежегодно, чаще всего на Ильин день.

Иван Григорьевич Долженко 1937 года рождения, ныне проживающий в Волчанке, рассказывал нам, что бабушка водила его, когда он был маленьким ребенком, молиться на могилу замученных священнослужителей. Как свидетельствует Иван Григорьевич, всякий раз молитва бывала услышана Богом, и шел дождь.

Запечатление памяти

Для того, чтобы убедиться, что место нам указали верно, мы попробовали копать, и на глубине двадцати пяти сантиметров от поверхности земли обнаружили останки трех человек. Погребенные люди находились в самых неестественных позах, конечности и ребра сломаны, как бы перерублены, череп одного рассечен, на черепе другого на лбу оказался плотно закрепленный нательный медный крест. Это заставляет думать о том, что этот крест раскалили, и таким образом был запечатлен мученик за Христа. После того, как мы убедились в том, что слова и воспоминания людей подтверждены, мы обратились к владыке Тихону (митрополиту Новосибирскому и Бердскому – прим.) с просьбой рассмотреть вопрос о перезахоронении.

Благодаря вмешательству владыки это стало возможным и 16 сентября 2007 года в центральном парке райцентра Довольное состоялось торжественное перезахоронение невинно убиенных.

Перезахоронение возглавил благочинный Центрального областного благочиния протоиерей Василий Бирюков.

Люди узнали то, что, казалось, было скрыто временем навсегда. В парке села Довольное к могиле священников и поклонному кресту появилась тропинка, а в Волчанке в тот год открылся приход в честь Казанской иконы Божией Матери.

Таким трагическим и сложным путем пришлось пройти, чтобы на месте разрушенной в душах людей православной веры, на месте разрушенных святынь и совершенных убийств появились новые ростки православной веры. Волчанцы, после многих лет, прожитых в тяжких условиях безбожия, начинают восстанавливать историю своего родного села, своей церкви.

А на место захоронения убиенных священнослужителей в Довольное стали приезжать паломники.

1319477300_3.jpg 

Новые факты

Но работа по изучению обстоятельств тех событий была продолжена.  В наши руки попали документы, рассказывающие о том, как образовался в селе Волчанка «штаб» партизан. Благодаря рукописи Василия Ивановича Дергая, проживавшего в селе Баклуши, стали известны подробности деятельности этого «штаба» в годы гражданской войны.

Вот некоторые факты: «Первые группы «сочувствующих большевикам» возникли еще в 1906 году, после первой русской революции. В Волчанку приехали из Саратовской губернии Василий Мирошкин и Ефим Гостейкин. Из Сердобского уезда – Федосеев. Все они участвовали в революции. Приехали в Сибирь, спасаясь от преследования царского правительства. А Федосеев был участником первой русской революции в Саратовской области, за что и был в 1905 году выслан в Сибирь, в Волчанку, на вечное поселение. Они и положили начало организации подпольных революционных групп».

Позже появились там и «свои» большевики. Они агитировали против мобилизации в белогвардейскую армию, и эта работа принесла свои плоды. К июлю 1919 года в Волчанке уже было более 30 человек дезертиров, и с каждым днем их число росло…

Через советски настроенных людей волчанцы держали связь с Баклушами, Баклуши − с Карасуком, а Карасук держал напрямую связь с Омском. ...С восстанием в Волчанке кончилось сравнительное затишье в Барабе. …Основное ядро Волчанского районного штаба составлял отряд Королева, в котором насчитывалось около полутора тысяч человек. В него входили близлежащие села: Баклуши, Ильинка, Плеханова, Довольное, Суздалка, Комендантка, Шагалка, Утянка, Ярки, Травное.

В этой документальной повести указано и то, как была организована работа по ликвидации священнослужителей и жителей района неугодных новой власти.

Повесть-хроника В. И. Дергая осталась неопубликованной и, видимо, поэтому не успела подвергнуться серьезной чистке.

До этого нам неизвестно было, когда произошло убийство священнослужителей. Здесь ответ дан: в 1919 году. Кто совершил и руководил этим? Здесь указаны фамилии этих людей. Есть и точное число убитых – сначала девять священников, потом еще девять. Арестовали больше, но некоторых  отпустили, и причина описана.

Вот слова из воспоминаний В.И. Дергая, сказанные о волчанцах: «Дрались они за Советскую власть, как львы. Горло готовы были перегрызть тому, кто осмеливался ругать их власть или становился им на пути». Нам пришлось увидеть результаты воплощения сказанных слов.

Обнаруживаются все новые и новые факты и документы, отражающие трагические годы.

В фонде Отдела архива администрации Доволенского района был найден документ 1932 года «Сведения о культах Доволенского района ЗапСиб края» (он сохранился на оборотной стороне листа, который использовали для другой записи в том же году чрезвычайной комиссией, лишь перечеркнув уже имеющуюся на нем информацию); в пункте 12 там указано, что в селе Баклуши «организация Тихоновская, поп убит 9/X -32». Информацию даже не посчитали необходимым как-то приукрасить, а так и указали прямым текстом, без пояснений: «Поп убит». Кто этот человек, как его имя?

Следует отметить, что жительница села Баклуши Анна Михайловна Шевченко рассказывала, что она дочь убитого священника. Анна Михайловна умерла в 2011 году, в этом же году был найден документ, о котором идет речь. По ее воспоминаниям, когда приехали забирать отца на конной подводе, батюшки не было дома − он незадолго до этого ушел в соседнюю деревню. Когда вернулся домой и узнал, что за ним приезжали, то пошел пешком в Довольное, которое находилось в 45 км от села Баклуши, а оттуда уже не вернулся. Позже родственникам стало известно, что батюшку Михаила расстреляли. Подтверждающий документ был обнаружен за неделю до того, как со времени убийства исполнялось 79 лет.

Страницы истории церкви во имя святителя и чудотворца Николая в Баклушах тоже не потерялись, и в 2008 году здесь был открыт приход.

Восстановлены страницы истории церкви в честь Казанской иконы Божией Матери в селе Комарье за  1906− 1932годы.

Архив Доволенского района располагает документами, которые содержат подробные списки крестьян, раскулаченных и высланных из района. Имеется учет задержанных Доволенским РУМ в 1932−1933 годах высланных крестьян-кулаков 2-й категории, которые сбежали с постоянного места расселения. Среди них – священник села Комарьинского Иван Хажий. К его личным документам приложены два удостоверения, выданные архиепископом Новосибирским Никифором в декабре 1929 года. В одном из них − благословение архиепископа. С тех пор прошло восемь десятилетий, но и в этом селе есть люди, которым нужна церковь. Может, поэтому первыми, кто встретил миссионерский автопоезд «За духовное возрождение России», впервые прибывший на доволенскую землю осенью 2009 году, были жители села Комарье.

В Доволенском районе было одиннадцать церквей. Они были все разрушены в XX веке. Сегодня их история восстанавливается, а вместе с этим открываются новые приходы. У каждого события − свое время и свой урок. Если забудем и не будем каяться, все может повториться.

Иерей Андрей ГУСЕВ,
настоятель Сергиевского храма с. Довольное

В основе материала – доклад на конференции
«Российские Новомученики и Исповедники ХХ века» (г. Искитим, 2011 г.),
опубликованный 
сайтом «Православие и образование»


 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓