Дважды сестра

Читать по теме




22.03.2017


Сестра милосердия Людмила Денисова

В минувшем году по инициативе руководителя епархиального отдела по социальному служению протоиерея Вячеслава Шемякина и с благословения правящего архиерея было учреждено Сестричество милосердия в честь святителя Луки (Войно-Ясенецкого), объединившее прихожанок двух ахтубинских приходов – храма Архистратига Божия Михаила и кафедрального собора Владимирской иконы Божией Матери. Процесс образования сестричества проходил в не вполне традиционно для подобных случаев ключе: небольшая группа неравнодушных женщин, осуществлявших социальное служение на приходах и за их пределами, сложилась уже давно, и к моменту образования сестричества представляла собой сплоченный коллектив, теперь же предстояло выбрать старшую сестру и дать сестричеству духовника. Первой среди равных сестер стала Людмила Денисова, детская медсестра Ахтубинского роддома, чьим основным послушанием была и остается организация взаимодействия Церкви с руководством и пациентами Центральной районной больницы. Духовно окормлять женщин был призван иерей Александр Степанов, клирик кафедрального собора. Для всех участников сообщества настало время решить несколько непростых задач: осмыслить себя в новом качестве, вступить на новую ступень ответственности и «заметности» для окружающих…  В интервью с Людмилой Валерьевной – разговор о профессии медсестры и служении сестры милосердия.

 

Людмила Валерьевна, Ваша профессия сама по себе в своем идеале не может быть не сопряжена с милосердием. Но как начался Ваш путь к вере, которая для дел милосердия – основной источник вдохновения?

 – В этом большое влияние оказала на меня моя бабушка. Обе мои бабушки учили правильным вещам. Одна из них – больше нравственности, а вот другая много говорила о Боге, научила молиться. И уже мои дети слушали истории, которые когда-то она рассказывала мне. Помню свои детские впечатления от храма Архистратига Михаила. Сама я родом из Пироговки, но в детстве бывала здесь, и храм запомнился мне большим и светлым.

В Ахтубинск Вы вернулись…

 – Да. Уже когда получила распределение после окончания Астраханского медучилища. Сначала год провела в Болхунах, а потом уже приехала сюда. На тот момент уже была замужем. С моим будущим супругом мы всегда, с самого детства жили рядом и позже узнали, что мы седьмое поколение от одного рода. В селе это несложно проследить.

Когда в стране начался «развал», нужно было как-то спасть детей, и мы привели их в нашу воскресную школу. Дети росли, и я росла с ними: поступила на катехизаторское отделение в Волгоградское духовное училище, ездили туда и дети в православный лагерь. И когда они стали подростками, этот необходимый духовный стержень у них уже был. Очень помогал и всегда наставлял отец, ныне архимандрит Андрей.

Как Вы вошли в актив прихожан, трудящихся и по сей день на разных поприщах в храмах и за их пределами?

– Я сама раньше преподавала в нашей воскресной школе, а позже мы занимались уже и со взрослыми на специальных курсах. Здесь я делала все, чему нас учили в училище, – преподавала закон Божий, готовила праздники. С кем-то мы ходили в больницу, в городской приют, вместе ездили в Сасыколи, где уже образовалась на тот момент своя небольшая община. Так и сложился костяк. Когда вместе, когда сообща, Господь помогает. Потом кто-то пошел на клирос, кто-то на другие послушания, а я в основном стала помогать по больнице.

Предполагаю, что путь к тому уровню взаимодействия больницы с Церковью, какой есть сегодня, был непростым.

– Господь открывает двери. Сначала нас, наших батюшек не пускали, даже детей крестили мы только мирским чином, а потом постепенно стали пускать в детское отделение, потом инфекционное, а теперь уже везде. Я знаю, что несколько человек, наших сестер, долго молились о том, чтобы при больнице у нас была часовня, и Господь дал. Теперь там регулярно служатся молебны. Каждую неделю проходим по отделениям, собираем списки, в то же время происходит беседа с людьми, проповедь. Служатся молебны и в роддоме, в столовой. Рассказываем о праздниках, о святынях, которые бывают в городе.

У нас иконы в каждом родильном зале, каждый год приходят батюшки освятить, окропить все помещения; сотрудники сами просят, особенно когда становится тяжело.

То есть все при деле, все трудятся. Что же изменится теперь, когда создано сестричество?

– Нам пока трудно это предугадать. Сестричество наше только в стадии становления. Нас двенадцать человек. Решение принято официально, многие из нас написали уже соответствующие заявления, но нужно понимать, что надлежащего опыта у нас пока нет. Нужно не только почитать о том, как должно быть, но и изнутри посмотреть. Я ездила как старшая сестра с отцом Вячеславом в Москву, кое-что для себя там почерпнула, все в блокнот записала. Но считается, что нам рано еще проходить через чин посвящения, и мы пребываем в готовности: собираемся регулярно, фартуки пошиты, косынки батюшка Вячеслав привез, каждая из нас все это подготовила, книжки закупили, а теперь – как Господь управит.

В чем сейчас заключается основная трудность для Вас и других сестер?

– У нас много направлений для приложения усилий как на приходе, так и в семьях. У нас есть старенькие бабушки, наши молитвенницы, многие из них нуждаются в уходе. У многих есть внуки, семьи, нам нужно и в них хранить мир и согласие. Но я боюсь свою волю творить: если Господь позвал, значит, надо идти и делать. Прежде чем согласиться на место старшей сестры, я спросила разрешения у мужа, затем у отца Андрея. Как говорят, позаботься о Божием, и Господь позаботится о твоем.

Есть и другие сомнения. Сестры по любому поводу поднимаются и идут помогать, они всегда рады возможности послужить за весь свой род, например, кого-то накормить от своих трудов. Но если раньше мы старались делать это незаметно, то сейчас получается больше на виду. Это кажется не совсем правильным, но в то же время есть понимание, что молодому поколению нужен какой-то добрый пример. Ведь очень немногие молодые люди сегодня знают, как ухаживать, например, за стариками, а самое главное, имеют желание это делать и не брезгуют.  Среди нас есть несколько сестер, которые твердо стоят на том, чтобы сестричество наше развивалось. Поэтому – как Господь благословит, как архиерей, батюшка благословят, так и будет.

А что нужно прежде всего, на Ваш взгляд, для того, чтобы сестричество развивалось?

– Главное, чтобы ладно было все среди нас, сестер, чтобы мы притерлись друг к другу, чтобы царила любовь. Господь создает нам особые условия для спасения души. И люди смотрят сначала на наши дела.

Ваше служение в больнице – это работа с детьми и молодыми матерями. Она каждый раз требует особой отдачи, наверняка сопряжена с эмоциями, переживаниями. Как с этим справиться?

– Господь дал мне пережить такой период, когда каждого ребенка я встречала как ангела. Сегодня память об этом осталась, но на первое место уже вышел профессиональный навык. Бывают срывы, когда вижу, что мамы больше себя жалеют, потом каюсь, понимая, что говорила с осуждением.

Мамино отношение очень важно, но что бы ей ни говорили, она принимает все равно свое решение; особенно если у мамы уже второй, третий ребенок, ее ничем не переубедишь. Если она ленится наладить грудное вскармливание и приносит тайком смесь, то ничего не поделаешь – вопрос только в том, зачем же тайком...Кто-то не понимает, что роды – это травма не только для матери, что ребенку тоже было тяжело и страшно. Потрудись 30 минут, выложись, ведь вся его жизнь закладывается в этот момент.

Бывает, рад бы помочь, но как будто что-то препятствует – у Господа Своя воля. А бывает, что женщин спасают в самых сложных случаях. Однажды рожала у нас пятнадцатилетняя девчонка, неожиданно открылось кровотечение, и как раз и кардиолог, и реаниматолог – все оказались в нужное время рядом. Не все в нашей власти.

Какие есть чаяния и надежды, связанные и не связанные с Вашим служением?

– Стараюсь не мечтать. Хотя сейчас говорят, что нужно все планировать. Есть у нас коллективное желание с сестрами, чтобы в городе со временем появилась богадельня.

Еще хочется прожить жизнь так, чтобы за меня кто-то хотел помолиться. Моя бабушка молилась за нас всех, а когда она умерла, мы все – мама, тетя и я – были рядом и молились. Когда умирала мама, Господь послал утешение: за нее тоже помолились все; и дети мои, каждый, хоть немного, но почитал.

Конечно, молюсь о своих детях, внуках, крестниках. Один из моих сыновей служит на границе в Крыму, за него сугубая молитва. Когда я училась в училище, видела, как поднимается мужской православный дух, особенно это чувствовалось, когда они, мужчины, хором пели. Лишь бы не было войны...

Беседовала Серафима ШЕЛКОВНИКОВА

Публикация сайта Ахтубинской епархии

Рубрика: Социальное служение

Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Телеграмм



Версия материала для печати
КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку


Спасти из паутины
29.05.2017 Что делать, если близкий человек попал в секту? Каким «оружием» могут вооружиться родные сектанта в борьбе за близкого человека, и какое главное требование к тем, кто начинает такую борьбу?... подробнее»