Сверток на Парабель

21.03.2017

Поворот на Парабель

Ледовые переправы, спевки по телефону, и что значит шишку ковать. Об этом мы узнаем у прихожан и настоятеля храмов вокруг села с ритмичным названием Парабель протоиерея Александра Фрейдмана, клирика Колпашевской епархии.

 

Выезжаем пораньше, сегодня проедем 350 километров. «Сначала 60 километров до свертка на Парабель, потом еще сто до Инкино, вечером хорошо бы заехать в Новосельцево, там храм новый построили», – поясняет наш проводник Ирина Юрьевна Коновалова, помощник епископа Колпашевского и Стрежевского Силуана.

Отец Симеон в дороге

Отец Симеон в дороге

Сибирские словечки мы слышали часто в Нарымском крае. «МорозДорСтрой хорошо в этом году поработал, хорошие зимники наладил», – приговаривал иеромонах Симеон, который мчал нас от аэродрома Томска в сторону Колпашевской епархии. «Сверток на Парабель» вы уже, надеюсь, оценили).

Храм в Инкине

Храм в Инкине

 

Шишку ковать

Затейливое выражение «шишку ковать» можно трактовать философски – это и про сбор кедровых орехов, и про созидание новых христианских общин в отдаленных поселениях.

Село Инкино. Храм Живоначальной Троицы. Простой дом, увенчанный главкой с крестом. Литургия только что закончилась. Настоятель прихода протоиерей Александр, завершая дела, общается с прихожанами.

Отец Александр, Вы всех знаете по имени-отчеству?

– Я называю всех прихожан «на вы» и по имени-отчеству. Только если я знаю с детства молодого человека младше меня, то тогда «на ты». Когда молодые священники называют прихожан по имени, да еще и «на ты» – за это даже Патриарх Алексий, кажется, ругал: что это вы тут развели панибратство такое, непочтение. Нашему приходу в Инкино тринадцать лет. Галина Николаевна, точно?

– Точно. С 1 ноября 2003 года наш приход образовался. Это здание бывшего магазина, его пожертвовали, можно сказать. 1 ноября это здание оформили. Купол через год поставили, местный умелец сделал. У нас тогда 32 человека собралось сразу же. На сходе собрались и решили. А потом батюшку пригласили.

В храме в Инкине

Отец Александр у вас здесь с первых дней?

– С первых дней. Наш отец-основатель.

Интересный крест у вас над входом, кованый старинный.

– А это крест со старого храма, да, Галина Николаевна? Сейчас Вам все об этом приходе Галина Николаевна расскажет, староста. Интересный человек – бывший председатель сельского совета.

Интерьер храма с крестом над входом

Интерьер храма с крестом над входом

 

Крест за бутылку

 – Да. Церковь у нас стояла на другом конце улицы, она сгорела, а этот крест «гулял» здесь по деревне. А потом наш прихожанин Василий Иванович купил за бутылку. Дело в том, что, знаете, хоть они были люди пьющие, но все равно не глумились над ним, он у них сохранялся, и они предложили Василию Ивановичу, потому что он человек верующий был.

Кузница была здесь, наверное. Может, его здесь ковали?

– Конечно, в деревне кузница была.

Сколько в Инкино сейчас человек живет?

– Жителей насчитывается восемьсот сорок человек. Тут две деревни вместе – Пасека и Инкино. Была еще Мысовая. Ой, вы знаете, какое красивое место, где эта Мысовая была. Вот я в 1969 году приехала, там пять зданий было, все двухэтажные. На горе. Там – хвойные леса, здесь – березы, рябины. Осенью не надо ни в какие курорты ехать. Сейчас мед разводят. В Пасеке сейчас хороший мед.

Староста с прихожанкой показывают фотографии

Староста с прихожанкой показывают фотографии

Крест – самая главная святыня наша. И особой святыней мы считаем также икону Иоасафа Белгородского, ее из другого храма нам подарили. В алтаре сейчас находится. Я сама лично три слоя с нее снимала.

Из Тогура передали, там храм закрывался на время. Двести лет скоро тому храму, и когда он ремонтировался, нам передали и оставили, у них и так очень много икон старых. А вообще, вся географии России и мира здесь – иконы и из Москвы, и от Гроба Господня, и из Томска, это уже близлежащие места. Сейчас человек 25 приходят на службу. А когда начиналось все, было человек тридцать пять, но, в основном, все пожилые; я еще молодая была, лет пятьдесят пять. Нас крепких человек двенадцать осталось.

Воскресная школа здесь есть?

– Есть. Директор сейчас сказала, что дети, в основном, некрещеные ходят в воскресную школу. Задачу поставили себе как-то их привести, родители всё же отпускают их в воскресную школу. А дети спектакли ставят к Рождеству, прямо в храме праздник проходит. А когда кукольный театр – в трапезной.

Прихожане в Инкино

Прихожане в Инкино

 

Дикоросы, кедры и медведи

В просторной комнате в печке-буржуйке потрескивали березовые дрова.

Ух, как у вас тут натоплено!

– Угощайтесь – виноград, овощи, картошечка, варенье из крыжовника и смородины, клюква. Брусники мало, а клюквой все болота полны. А еще яблочки райские наливные, большие-то яблони у нас не растут.

Этим и живете? Своим хозяйством?

– Дикоросами люди подрабатывают, шишку куют.

Шишку ковать – интересное выражение.

– Это значит заготавливать шишки кедровые. Люди собирают их, сдают предпринимателям, и таким образом подрабатывают. Даже умудряются на эти средства магазин открывать.

Здорово! Сколько килограммов за сезон удается добыть орехов, или вы шишками сдаете?

– Шишками. В хороший сезон можно и 200 мешков сдать, с мешка идет ведро ореха, а в ведре – 5-6 килограммов. То есть можно 1 тонну 200 кг сдать. Но это очень много возни. А шишки принимают по одной тысяче за мешок. Это проще гораздо. Лучше время потратить на заготовку новых шишек, чем очищать их. В этом сезоне было очень мало шишек. Вообще, считается, что раз в четыре года эта шишка хорошо идет.

Прихожанка

Прихожанка

«Набираем мешки, а потом надо еще везти», – добавляет староста.

А разве сюда к вам не приезжают закупщики?

– Нет. В этом году грибов много. Я как-то пошла и набрала сразу три ведра. Поздно в этом году пошли, в конце сентября. Зашли – а там как в сказке: видимо- невидимо. Подосиновики с красными шляпками, вот такие вот грибища стоят. Голубика еще была в этом году.

Зашли как-то в лесок болотистый, шли, шли, и по следам медведя уже пошли; по полведра успели собрать, потом мишку увидели – и обратно быстро.

К разговору подключается отец Александр.

– После пожаров в прошлом году в Красноярском крае, с которым мы граничим, медведи оттуда сюда пришли. У нас свои есть, а еще пришлые появились, они даже по цвету отличаются. И более злые, как говорят. Один медведь в прошлом году – мне в Нарыме рассказывали – залез в стадо, корову схватил и вытаскивает через окно, ломает его – силища такая. Она, естественно, кричит, мычит, а медведь раму выламывает…

– А у нас как-то медведь залез, покушал и пошел к соседям . Жители того дома были в гостях, и он в те гости-то и явился. Залез в стайку. Овечку – хап, что увидит – хап. И кур хватал, и не знает, что схватить еще. А один медведь так и живет в нашем поселке.

Въезд на ледовую переправу

Въезд на ледовую переправу

 

Ледовые переправы

После гостеприимного Инкино едем еще около ста километров в райцентр – поселок Парабель, где и живет отец Александр с семьей.

– В Парабельском районе у нас двенадцать приходов. И еще посещаем десять населенных пунктов, где нет пока храмов. Из них в семи собраны общины – люди каждое воскресенье собираются на богослужение, сами молятся без священника, чин обедницы читают. В трех пока нет таких общин, но мы все равно людей навещаем. И, поскольку я руководитель миссионерского отдела епархии, еще по всем районам добираемся, где вообще никогда и ничего подобного не было, или, может быть, были храмы, но уже давно их нет. Пытался там как-то общины образовать, не всегда успешно, но ездим во второй, в третий раз. За три года десять общин новых появилось. Добираться сложно до отдаленных населенных пунктов.

А как же жителей снабжают продуктами?

– Сейчас, зимой, можно только по зимнику. В этом году он встал очень рано, обычно к концу декабря это случается, а в этом году, по крайней мере, в Нарым я ездил уже в ноябре. В позапрошлом году большая распутица была, очень долго не вставала река, потому что слабые морозы. Я помню, что только 3 января смог доехать в Нарым, ведь дорога через Обь идет. А в этом году уже 29 ноября я в Нарыме литургию служил. На машине переехал через реку.

Наверное, какая-то технология миссионерская наработана?

– Группа мирян – две, три пары или одна приезжают в село, обходят все дома.

Открывают им?

– Кто- то открывает, кто-то нет. Наши миряне информируют, что в село собирается приехать священник, будет совершать Таинства крещения, исповеди, причастия, будет служить литургию. А дальше – по ситуации. Если резко негативно реагируют – либо словесно, либо просто смотрят волком, тогда прощаются вежливо и уходят. Если нейтрально, тогда выдают информацию, что священник придет туда-то. Необходимый минимум информации. А вот если доброжелательно, спрашивают подробно, как креститься, что для этого нужно, кто может быть крестным, тогда беседуют и отвечают на вопросы. Когда приезжает священник, он проводит подготовительную беседу. Проводим две беседы перед крещением.

Вид на храм в Чажемто

Вид на храм в Чажемто

Крещение – как правило, два раза. Потому что крестные, чаще всего, оказываются некрещеными, и мы сначала их крестим, а потом детей. Служим литургию. В обязательном порядке требуем, чтобы причащались все крестные, родители, дети. И после этого обращаемся к людям с предложением образовать в селе общину. Объясняем, насколько это важно. Ссылаемся на слова Спасителя: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18. 20) Если на селе идет молитва постоянно каждое воскресенье и праздник, то благодать Божия над ним, меньше здесь каких- то трагедий. Дух Святой над этими людьми и этим местом будет изливаться.

Священников мало на столько приходов. Из местных находятся?

– Мы хотели двух сельчан рукоположить. Но сейчас такие высокие требования в семинарии – недюжинные способности надо иметь. В Инкине мы хотели священника из местных. Это тот самый Георгий Гаврилович, которого вы помните в храме. В какой-то год крестный ход с иконой Николая Чудотворца должен был пройти мимо Инкина в Парабель, а Георгий Гарилович прослышал, на лодке на своей наперерез. Стоя в лодке, кричит: «Остановитесь, как вы мимо Инкина проехали!» Он их обогнал, убедил вернуться. Раньше у него один разговор был: «Когда нам дадут священника, иеромонаха?»

Обратная связь есть с новыми общинами?

– При крещении мы берем номер телефона, и когда в следующий раз едем в это село, звоним, что будет служба. Сообщаем и тем, кто раньше был крещен. Чаще всего это делают местные, а иногда мы дублируем: мои помощники из Парабели звонят и говорят, мол, священник собирается к вам в село, пожалуйста, приходите на богослужение. А еще я говорю: «Когда я вас крестил, между мной и вами духовная связь образовалась. Через меня вы рождены к вечной жизни, поэтому я как пастырь, как священник несу ответственность и переживаю за тех людей, которых я крестил. Для меня очень важно, чтобы вы пришли на исповедь, на причастие. Побеседовать, выяснить, как у вас духовная жизнь развивается».

Зимний пейзаж

В середине января миссионерская группа посетила три поселка в Каргасокском районе, расположенных на реке Тым на расстоянии 100 и 175 километров от райцентра.

– Там церквей никогда не было. В одном из этих населенных пунктов, в Киевском, живет около 400 человек. Нам удалось организовать общину. Читают чин обедницы мирским чином, изучают Закон Божий. Мы присылаем им аудиозаписи церковных песнопений. Моя супруга (она регент) записывает песнопения на диск или в файл и тогда по электронной почте им пересылает, и члены общины разучивают песнопения.

Отец Александр перед храмом в Парабели

Отец Александр перед храмом в Парабели

 

Спевки по телефону

Мы уже приехали в Парабель, и отец Александр любезно пригласил в свой дом. Почти 20 лет назад, когда его назначили настоятелем Преображенского храма, батюшке выделили земельный участок, на котором он своими руками построил дом. Скромный, но очень уютный, каждому члену семьи по комнатке, хоть и небольшой.

Отец Александр

Отец Александр Фрейдман закончил Тюменский университет по специальности «Теоретическая физика» и Томскую семинарию. У супруги Ксении Васильевны – музыкальное образование. Учится в музыкальной школе и их дочь София, сын Павел – в седьмом классе.

Павел в своей комнате перебирает пиротехнику, готовится к празднику.

– Эта петарда одиночным стреляет, эта – зонтиком распускается, а эти просто свистят.

О, у тебя тут телескоп. За звездами наблюдаешь?

– С таким телескопом только Луну можно разглядеть, немного досадливо улыбается Павел.

Папа рассказывает, что сын хорошо разбирается в математике и в физике, победитель олимпиад. Этими успехами очень гордится его дед, который сейчас живет в Израиле.

А Вы не хотите туда поехать?

– Нет. Здесь какой-то особый менталитет, мне он по душе.

Ксения Васильевна, супруга настоятеля и регент

Ксения Васильевна, супруга настоятеля и регент

Чай готов, хозяйка приглашает к столу.

Ксения Васильевна, как же вы спевки по телефону проводите?

– Я им пересылаю ноты, напеваю партию. Они поют со мной по скайпу. Но! Они поют в два голоса, и когда кто-то из них «плывет», я присоединяюсь либо к той, либо к другой партии, в зависимости от того, кто «плывет». А по скайпу слышно либо в одну, либо в другую сторону.

Может быть, просто подвисает связь?

– Нет. Это всегда. Я тоже об этом не знала, первый раз с этим столкнулась, когда мы с Инкино пытались спевку осуществить.

То есть в результате вы индивидуально разучиваете песнопения?

– На том конце – два человека, с одного телефона две трубки, в два голоса поют. Поначалу я отдельно с ними занималась, разучивали мы партии, а сейчас как-то приспособились, опыт приобрели. Я напела одной, напела другой. А потом стали соединять.

Хор в Парабели

Хор в Парабели

Ксения Васильевна, а какие распевы, какую музыку используете? В некоторых храмах стали исполнять песнопения митрополита Илариона (Алфеева)…

– Если хор большой, профессиональный, то можно и митрополита Илариона петь. А там два человека, в лучшем случае, четыре-пять. Вещи сложные в два голоса не звучат. Но мы поем на музыку владыки Ионафана (митрополит Ионафан (Елецких) – композитор, автор церковных произведений, возглавляет Тульчинскую епархию на Украине ). И еще Владимира Ковальджи – замечательный церковной композитор у нас есть, я целый сборник его скачала. У него есть вещи, доступные для нас. И не только Ковальджи, мы сейчас много чего поем.

Отец Александр с семьей

Отец Алесандр с семьей

– Я все мечтаю Чеснокова выучить «Ангельский собор». Супругу все прошу, – подключается батюшка.

– Можно эту вещь выучить, но надо очень сильно вложиться. Там шесть голосов как минимум нужно. Я бы выучила, но пока у нас бас болеет, хор неполный. Мы сейчас слили два хора, в том числе детский. Впрочем, дети уже выросли – пятнадцать-шестнадцать лет. Третий голос у нас Василиса, вот-вот она на вахту уедет, и мы на месяц остаемся без третьего голоса. У нас поет директор музыкальной школы…

В Парабели есть музыкальная школа?

– Да. Дочка там учится. Детская школа искусств имени Заволокина, который тут родился. Помните известного баяниста Геннадия Заволокина? Он не в самом этот селе родился, а недалеко от него, в деревне Щука.

А произведения кого из современных церковных композиторов еще поете?

– Смотрели партитуры разных современных авторов... Есть такой Евгений Кустовский. Он не сказать, что сложно пишет, но не всегда его язык, как мне кажется, понятен для широкого слушателя. Я одну вещь как-то выучила с девочками, трехголосный хор. И здесь он мне понравился, да. Но отец Александр сказал: «Когда я служу, больше это не пой». И вот так бывает с современными композиторами…

Вскоре на воскресной всенощной мы увидели всю семью. На клиросе стоит регент Ксения Васильевна, рядом – дочь София, алтарник – сын Павел.

Елена ДОРОФЕЕВА

Фото Татьяны ПЕРЕЦ

Публикация подготовлена в рамках проекта, получившего грант Международного конкурса «Православная инициатива 2016-2017»

Рубрика: Миссионерское служение

Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Телеграмм



Версия материала для печати
КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку


Ценность молчания
25.07.2017 Почему-то миссия, особенно в интернете, понимается не как личный пример христианской жизни (живи так, чтобы другие захотели спросить тебя о Христе), но как способ перекричать собеседника... подробнее»