Удивительные истории подмосковного храма

10.08.2014

Храм Смоленской иконы Божией Матери в Софрино

В 50 километрах к северо-востоку от Москвы, в старинной деревне Софрино, стоит каменная церковь Смоленской иконы Божией Матери. История храма уходит корнями в XVII век. Храм, прошедший через столько столетий, сегодня стал едва ли не суверенным государством: со своей историей, традициями, культурой и гражданами – прихожанами.

Из глубины времен

Изначально церковь Смоленской иконы Божией Матери была частью архитектурного комплекса – каменных палат с домовым храмом, – который возвел боярин Федор Петрович Салтыков по благословению Святейшего Патриарха Адриана, вступив во владение селом, в то время носившим имя Сафарино.

Будущий устроитель храма писал: «…бил челом нам Святейшему Патриарху боярин Федор Петрович Салтыков в подмосковной де ево вотчине в селе Сафарине церковь во имя Пресвятыя Бцы Одигитрия деревянная ветха и починить не возможно. И ныне де обещался он в том же селе, по другую сторону речки, на новом месте построить церковь во имя Пресвятыя Бцы каменную, а на старом де церковном месте , где ныне деревянная ветхая церковь, той каменной церкви не возможно строить блиско церкви дворы и ров копать немочно, многие могилы будут порушены и кости человечи тронуть, и нам Святейшему Патриарху пожаловать бы ево благословить велеть на церковное строение камень, кирпич, известь, песок и всякие припасы готовить и в них церковь строить…». Это было в конце августа 1691 года. А на следующий началось строительство храма.

Пришел 1917 год, сменилась власть, и благословенная грамота оказалась в школьном краеведческом музее в селе Талицы, расположенном неподалеку от Софрино. Где и погибла вместе с другими экспонатами во время пожара 1921 года.

А церковь осталась. И службы в ней совершались вплоть до 1936 года, когда указом советской власти, храм был закрыт; в его помещении разместилась начальная школа.

Сегодня

Храм открылся снова только в 1994 году. Впрочем, настоящее возрождение церкви началось на год позже – в 1995-м, когда храмовый комплекс был передан общине.

– Несмотря на то, что церковь была закрыта, храмовый образ сохранился, – рассказывает настоятель церкви протоиерей Владимир Гончаров. – С 1936 года он находился в храме села Рахманово, который не закрывался ни на день. Храмовый образ – как знамя части. Если воинская часть утрачивает знамя, ее расформировывают. А наш образ сохранился, и храм выстоял – не был ни разорен, ни разрушен до основания.

В 1997 году образ вернулся домой – крестным ходом, с молитвами.

– Мы отслужили Божественную литургию и крестным ходом пошли в Рахманово, – вспоминает отец Владимир. – День был пасмурный, небо затянуто тучами. Но над нами был круг ясного, голубого неба, в котором кружили три ворона. Удивительно, но это пятнышко двигалось вместе с нашей процессией.

В Рахманово отслужили еще один молебен – дали людям попрощаться со ставшим уже родным образом.

– Нам передали икону, и мы тронулись в обратный путь. И наш пятачок голубого неба шел над нами. Как только мы зашли в ограду храма Смоленской иконы Божией Матери, неожиданно весь двор осветил луч солнца. Это удивительное ощущение: все небо серое, а двор церкви залит солнечным светом. У нас даже фотография есть, – показывает снимок настоятель. – Такое вот чудо.

Сейчас богослужения в храме совершаются регулярно -–по выходным дням служат Божественную литургию, а по четвергам читают акафист святителю Николаю Чудотворцу.

– В Софрино всего около семидесяти домов, – рассказывает протоиерей Владимир Гончаров. – Ходят к нам и из близлежащих поселений, например, из Ашукино, но не много. Так что в зимний период приход пустеет – обычно на службы приходит человек пятьдесят-шестьдесят, только шестеро из которых живут в Софрино. Зато летом храм полон, на каждом богослужении присутствует 100–120 прихожан.

Для детей

Несмотря на то, что начальная школа уже давно переехала из здания храма, здесь продолжают учить детей.

– У нас работает церковно-приходская школа, – продолжает рассказ Владимир Гончаров. – Правда, в основном, летом. У нас две группы: для детей пяти-шести лет и для подростков в возрасте тринадцати-четырнадцати лет. Занятия проходят по субботам и воскресениям. Ребята изучают Закон Божий, есть уроки рисования. Также мы сотрудничаем с центром реабилитации для детей, который находится в Отрадном, проводим совместные мероприятия.

Сейчас в школе разрабатывается новая программа.

– Мы хотим проводить «деньрожденные» утренники для детей с разнообразными конкурсами, викторинами, представлением и, конечно, подарками, – поясняет мой собеседник. – Правда, не индивидуально, а по кварталам: для ребят, родившихся летом, осенью, зимой и весной.

Много здесь и уже ставших традиционными праздников и мероприятий.

– У нас есть такой праздник, день первоклассника, – продолжается рассказ. – Дети, которым предстоит пойти в первый класс, получают от нас в конце лета подарок, так называемый «набор первоклассника»: портфель, дневник, карандаши, ручки и другие канцелярские принадлежности.

Отмечают в храме и один из самых любимых в мире праздников – Рождество Христово.

– Каждый год в зимние каникулы у нас проходят детские ёлки, – улыбается священник. – Еще есть традиция: на Рождество мы раздаем детям цветные листы, на которых они пишут свои пожелания на будущий год. А в конце смотрим, у кого что сбылось.

В храме Смоленской Божией Матери заботятся о маленьких прихожанах не только в праздники.

– Детям обычно тяжело выстаивать службы, – поясняет настоятель. – Они не могут так долго молиться и слушать. Поэтому, пока ждут Причастия, они могут порисовать.

И действительно, на скамейках храма лежат листы бумаги, фломастеры, цветные карандаши, а на стендах, рядом с фотографиями, запечатлевшими самые яркие моменты приходской жизни, можно увидеть картины маленьких художников.

Традиции

За многовековую историю у храма Смоленской Божьей Матери появились и свои традиции.

– В конце XIX века, в 1892 году, в шестнадцати губерниях Российской империи свирепствовала холера, – рассказывает настоятель. – Не минула зараза и наши окрестности, люди умирали сотнями. И тогда, 1 июля, в День празднования Боголюбской иконы Божией Матери, была совершена Божественная литургия, затем – чин освящения воды, и крестным ходом под звон колоколов, с молитвами и песнопениями служители Церкви пошли по окрестностям. Все дома кропили святой водой, и болезнь стала отступать, смерти прекратились.

У нас в храме два престола: центральный Смоленской Божией Матери и боковой – святителя Николая. Но с тех пор и в память о тех событиях здесь отмечается день Боголюбской иконы Богоматери. И каждый год служится Божественная литургия, освящается вода, а по окрестностям проходит крестный ход.

Это не единственный день в году, когда священники посещают дома прихожан и кропят их святой водой – именно так с древности отмечается Яблочный Спас.

Как говорит отец Владимир, приход – это семья. А у каждой семьи есть свои, пусть небольшие, обычаи.

– На все приходские праздники, – на Пасху, Рождество, на оба праздника святителя Николая, в дни празднования Смоленской и Боголюбской икон Божией Матери, у нас проходят застолья, – улыбается настоятель. – На улице под деревьями накрываются столы.

И, как и в каждой семье, у всех свои обязанности.

– Прихожанки помогают нам с уборкой храма после богослужений, – поясняет отец Владимир. – А после мы вместе трапезничаем, обсуждаем волнующие темы, ищем ответы на вопросы. Такая вот воскресная школа для взрослых.

Паломники нашего времени

Еще одной чудесной традицией прихода Смоленской Божией Матери стали паломнические поездки.

– Два-три раза в год, обычно летом, мы обязательно куда-нибудь ездим, – рассказывает батюшка. – Собираемся с прихожанами, обсуждаем, кто где хотел бы побывать, определяем маршрут поездки.

Дальше – дело техники.

– Если поездка дальняя, то нужен хороший автобус, – поясняет протоиерей Владимир. – Это дорого, и в группу тогда нужно собрать не меньше 40 человек. Если цель паломничества находится поблизости, то можно заказать два небольших автобуса или использовать личный автотранспорт.

За несколько лет прихожане храма побывали уже в Дивеево, Ярославле, Костроме, в Свято-Троицком Стефано-Махрищском женском монастыре, во Введенском Толгском женском монастыре, а с мужчинами священник молился на Афоне.

Чудесные иконы

Сегодня со стен храма Смоленской иконы Божией Матери смотрят из богатых окладов многочисленные иконы православных святых. Но так было далеко не всегда – после открытия церковь внутри была практически пуста.

– Когда я сюда пришел в октябре 1996 года, – вспоминает отец Владимир, – здесь не было даже штукатурки, а иконостас был бумажным. Нынешний строили уже при мне.

Сейчас о тех временах напоминает только небольшой кусочек каменной кладки, проступающий из-под белой штукатурки.

– Мы специально оставили его на память, – следует пояснение. – Чтобы не забывать, с чего все начиналось.

Сохранили здесь и память о тех далеких временах, когда церковь Смоленской Богоматери еще только строилась.

– Так как храм у нас постройки XVII века, – это барочная архитектура, – то и иконостас, и крест мы постарались выдержать в том же стиле, – улыбается священник. – Да и сам храм мы реставрировали так, чтобы сохранить дух старины.

В крест вделан камешек со Святой Земли, с горы Голгофы – подарок одного из прихожан церкви.

Неслучайным является и наполнение иконостаса, при этом многие иконы сами «пришли» в храм.

– Когда мы проектировали иконостас в 1998 году, то, памятуя историю, решили, что в нем обязательно должна быть Боголюбская икона Божией Матери, – делится настоятель. – Через пару недель после возникновения этой мысли к нам в церковь привезли отпевать старушку. После богослужения ко мне подошла ее дочь со словами: «Мама завещала передать в церковь две храмовые иконы из Боголюбова». Я поехал к ним домой, и каково же было мое удивление, когда я увидел эти образа. Пара: Боголюбская Божия Матерь и Спаситель.

Эти иконы – не единственные в Церкви Смоленской Божией Матери, у которых есть своя, удивительная история.

– Чудесным образом попала к нам икона Тихвинской Божией Матери, – показывает отец Владимир на один из образов. – Мне позвонил священник из соседнего прихода: «Привезли иконы. Приезжай». Это образа, которые были найдены в заброшенных во время войны деревнях, хуторах и селах. И среди них была эта – в очень плохом состоянии, с почти полностью утраченной золотой чеканкой, без оклада. Но я решил ее забрать. Мы проклеили образ и отдали на реставрацию знакомому мастеру в Москву.

В это же время в одном из столичных храмов затеяли ремонт, и старые киоты выбросили. Наш знакомый мастер собрал их и привез нам. Мы их почистили, отреставрировали в софринской мастерской. И один из них подошел к нашей иконе так, как будто был специально для нее сделан, без какой-либо подгонки. Вот так и нашли друг друга московский киот, отреставрированный в Софрино, и икона из Вологодской области, отреставрированная в Москве.

Икону святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова и Василия Великого с частицами их мощей храму пожертвовала семейная пара. Икону «Вера, Надежда, Любовь» заказал сам отец Владимир.

– Это не обычная икона, не канонический образ, – пояснил он. – Он выполнен по картине Виктора Михайловича Васнецова.

А вот икона преподобного Серафима Саровского тоже имеет свою необычную историю.

– В 1998 году накануне празднования дня памяти преподобного к нам в храм пришли две женщины, – вспоминает батюшка. – Они принесли эту икону со словами: «Нам очень срочно нужны деньги». За образ они хотели 500 долларов.

У нас не было таких денег, но я ответил им: «Оставляйте икону, я обращусь к людям, и в ближайшее время постараюсь с вами рассчитаться».

Я обратился к прихожанам, и к концу службы мы собрали как раз нужную сумму – такой вот подарок от преподобного Серафима.

Чудесна и история самого иконостаса.

– Когда мы его заказывали, за работу надо было заплатить десять тысяч долларов, – вспоминает настоятель. – У нас таких денег не было. И мы начали делать его поэтапно. К концу каждой части работы Господь посылал нам деньги – приезжал кто-нибудь словами: «Батюшка, я хочу вам помочь, сделать пожертвование». Так весь иконостас и сделали.

Вообще, Бог всегда помогает в таких делах, главное – верить.

Когда фасад реставрировали, была такая же история, договаривались на поэтапный расчет. И когда газ проводили – нам посчитали 640 тысяч рублей за 45 километров. А у меня на руках всего шестьдесят тысяч было. Я честно сказал об этом подрядчикам, но договор с нами все-таки заключили. Я отдал задаток, работы начались. И за те два месяца, которые они шли, мы силами прихода смогли собрать еще восемьдесят тысяч. А как следующий этап работ закончился, на нас вышел архитектор из «Росатома», и они нам помогли – перечислили 450 тысяч. Так что Господь не оставляет.

В храме Смоленской иконы Божией Матери находится очень много икон с мощами святых: Никиты Столпника Переславского, Паисия Галичского, Иннокентия Иркутского, Игнатия Брянчанинова, Петра и Февронии Муромских, благоверного князя Глеба Владимирского, Игнатия Ростовского, Феофана Затворника, Анатолия Оптинского, Даниила Переславского, святителя Филарета Московского (Дроздова), Кирилла и Марии, родителей преподобного Сергия Радонежского, и многие другие. Их привозят из паломнических поездок, собирают по российским монастырям, по другим епархиям.

– Например, мощи трех святителей и преподобного Сергия Радонежского нам отдал для храма наместник Троице-Сергиевой Лавры, - вспоминает отец Владимир. – А мощи преподобного Серафима Саровского привезли из Дивеево. Нам повезло: когда мы туда приехали, там шли реставрационные работы, и как раз открыли фундамент кельи святого. Так что кроме мощей мы привезли еще камушек от его кельи.

Необычный настоятель

У отца Владимира, а когда-то просто Владимира Александровича Гончарова, тоже есть своя, удивительная история. Он родился в Новочеркасске, в Ростовской области.

Начало 90-х годов, время начала возрождения Русской Православной Церкви. Владимир Александрович работал печатником офсетной печати в типографии. У него жена, ребенок…

– Это было в Приднестровье, в городе Бендеры, рассказывает свою историю батюшка. – Епископом в то время был владыка Викентий, ныне митрополит Ташкентский. А я был прихожанином кафедрального собора. В то время семинаристов не хватало, и епископ приезжал к нам, выбирал прихожан. Однажды он подозвал меня и спросил: «Ты не думал о том, чтобы пойти служить в храм?»

Таких мыслей у меня не было никогда. Я сначала работал на военном заводе, делал навигационную аппаратуру для военных самолетов и оснастку для ракет класса «земля-земля». Потом Михаил Горбачев стал активно разоружаться, заводы закрывались, и я ушел в типографию. В то время печатников офсетной печати было мало, и получал я неплохо. Словом, все было хорошо. Но раз епископ спрашивает, надо отвечать. Я и сказал: «Владыка, в таких вопросах самому принимать решение страшно. Благословите, я поеду к духовнику. Если он даст благословение, я приму это как волю Божию и пойду служить. Если нет, то все останется, как есть».

Духовник благословил меня, о чем я сразу сообщил владыке. Тот обрадовался, сказал: «Тогда завтра приходи в храм. Пока будешь учиться, мы тебя возьмем пономарем». Я пытался возразить, что меня никто так быстро с работы не отпустит. Но получил в ответ: «Я тебя благословляю завтра быть в храме».

Тут уж вариантов не было – приказы не обсуждаются. И я пошел на работу. Директор вполне ожидаемо ответил мне: «Мы тебя не уволим». В ответ на мой аргумент «меня благословили» он посмотрел на меня как на ненормального и сказал: «Два месяца будешь отрабатывать». Такое тогда было законодательство.

– Увольте меня по причине смены места жительства.

– Тогда две недели.

– Тогда по состоянию здоровья.

– Разве ты больной?

– Да, у меня проблемы с печенью, а здесь вредное производство, – это была правда, после армии я болел желтухой.

– Нужна справка.

Справку мне в тот же день дали в поликлинике, и меня уволили. Правда, чтобы никого не подводить, мы договорились, что в свободное время я буду приходить, консультировать, помогать, подрабатывать, пока мне не найдут замену.

Три месяца я прослужил пономарем. После чего владыка решил рукоположить меня во диаконы. Я упирался, сколько мог – было страшно, ведь это огромная ответственность, к которой я не был готов. У меня получилось отказаться в первый раз, во второй, в третий… Пока, накануне Благовещения, Ввладыка не оставил мне выбора. После службы он сказал: «Все, я тебя благословляю. Езжай в монастырь к отцу Дормидонту, исповедуйся, принимай присягу, завтра мы тебя рукополагаем».

Это было двадцать лет назад – в 1994 году.

Так я стал диаконом. Поступил заочно в Одесскую семинарию. А в 1995 году, в день празднования Казанской иконе Божией Матери, владыка Юстиниан рукоположил меня в иереи.

В октябре 1996 года, на последнем курсе семинарии, отец Владимир перевелся в Москву.

– Батюшка, а Вам не страшно было так круто менять жизнь?

– Страшно. До сих пор страшно.

Алена КАЛАБУХОВА

 


Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники



Версия материала для печати
КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку


Смертельно опасное чудо-юдо «Синий кит»
29.03.2017 Игра «Синий кит», в которую вовлекают подростков, взбудоражила общество. Как восприняли проблему в православной среде, и что об этом явлении говорят эксперты?... подробнее»