RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Архимандрит Савва: Дни подписания Акта о каноническом общении для меня были периодом крайнего напряжения сил

28.08.2012 С торжественного богослужения 19 мая 2012 на Бутовском полигоне вблизи храма Новомучеников и исповедников Российских в Москве началась череда мероприятий, посвященных пятилетию восстановления единства внутри Русской Православной Церкви - годовщине подписания Акта о каноническом общении между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью.
Божественную литургию на месте массовых расстрелов и захоронения жертв политических репрессий, в том числе многих священнослужителей и мирян, прославленых ныне в сонме новомучеников совершил Святейший Патриарх Московский и всея руси Кирилл с сонмом архиереев и духовенства из разных стран, а 20 мая 2012 года торжества продолжились в Храме Христа Спасителя. Во всех них принимал участие и настоятель храма Пророка Божия Илии в Черкизове архимандрит Савва (Тутунов), потрудившийся в процессе воссоединения Русской Церкви в Отечестве и за рубежом. Мы попросили его рассказать о том, что же произошло пять лет назад.     

Начавшаяся 95 лет назад смута привела к затяжному междоусобному противостоянию, страшным итогом которого стали бесчисленные жертвы, страдания миллионов наших соотечественников, попавших в заключение или оказавшихся в рассеянии на чужбине. Вслед за политической катастрофой России на долгие годы была прервана связь между Церковью в Отечестве и частью русского рассеяния, и этот разрыв болезненно переживался церковным сознанием. Восстановление утраченного единства оказалось трудным и долгим делом, потребовавшим многих усилий каждой из сторон.

С подписанием Акта о воссоединении Русская Зарубежная Церковь, сохраняя сложившееся в ней самоуправление, пребывает неотъемлемой частью единой Поместной Русской Православной Церкви.

Что положительного принесло время, прошедшее после объединения?

– Положительна сама возможность вместе причащаться, служить, общаться, вместе участвовать в церковных мероприятиях, не задумываясь, «а можно ли?», «а какой тайный замысел моего соседа?». Положительно и то, что на территории России уже нет «параллельных» юрисдикций. 

Какие изначальные опасения не сбылись?

– Странный вопрос. Предполагается, что мы изначально должны были чего-то опасаться? Это не так. 

Были ли трудности, которые в итоге удалось преодолеть?

– Главная трудность была преодолена 17 мая 2004 года. Остальное – не трудности, а задачи. 

Что еще предстоит сделать?

– Продолжать развивать взаимодействие между приходами и епархиями в Дальнем Зарубежье: теми, которые неизменно находились под омофором Патриарха Московского и всея Руси и теми, которые под ним не находились с 1920-х годов. 

Ваше личное переживание или впечатление от обретенного единства? 

– В дни подписания Акта о каноническом общении я состоял в самом ядре оргкомитета и постоянно сопровождал делегацию Русской Зарубежной Церкви. Поэтому трудно говорить о «впечатлениях» от тех дней: это был период крайнего напряжения сил, причем период интенсивной работы начался как минимум за месяц до прибытия делегации Русской Зарубежной Церкви — окончательная подготовка программы, проработка текстов, тезисов к выступлениям и т.д. и т.п. Вокруг нынешнего Патриарха по этому направлению нас трудилось, конечно, несколько человек — под непосредственным руководством отца Николая Балашова, но нельзя сказать, что много.

17 мая и в ближайшие к этой дате дни переживания, наверное, менее относились к содержанию происходящего, чем к организации самого разного рода деталей — будь то прохождение митрополита Лавра от центра храма к амвону для подписания Акта или посадка несколько сотен гостей в автобусы.

Ретроспективно… это должно было произойти и произошло. 

И слава Богу.
вопросы задавал Сергей Милов
Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Возврат к списку