RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Зачем священнику деньги?

23.11.2015

lori-0006935708-bigwww.jpg

Нередко в разговорах или в интернете можно встретить рассуждения возмущенных людей: почему я в церкви должен платить деньги, почему устанавливают «рекомендуемые суммы»  пожертвований за те или иные требы? Разве можно устанавливать «цены» и «тарифы» на то, что является частью церковной жизни? Как тут не согласиться? Однако Андрей ЗАЙЦЕВ предлагает посмотреть и с другой стороны свечного ящика – из чего формируется бюджет прихода, и на что он тратится? Точно ли священнику не нужны деньги?

Несколько лет назад один хитрый человек зашел в иконную лавку при Храме Христа Спасителя в Москве и потребовал, чтобы ему продали золотой крестик за один рубль. Когда работник отказал ему, мужчина возмутился и сказал, что в церкви все должно отдаваться людям за пожертвования.

Когда речь идет о золотом крестике или иконе, всем понятно, что такая вещь не может в храме стоить один рубль. У предметов есть себестоимость, и было бы странно, если бы в храмах стали раздавать даром золотые или серебряные изделия.

Но стоит сделать еще один шаг, и число вопросов увеличится.

Человек приходит в храм, подходит к свечному ящику и узнает, что крещение стоит тысячу, отпевание – полторы тысячи, а венчание – две тысячи рублей  (цены я придумал самостоятельно, так что не пытайтесь, дорогие читатели, вычислить конкретный храм). Свою цену имеют записки, молебны и панихиды, а также свечи.

31141128_b.jpg

Конечно, человек за свечным ящиком скажет вам, что это «рекомендуемая сумма пожертвования». Если вы очень попросите или поищете информацию в интернете, то сможете креститься, крестить своего ребенка бесплатно или найдете храм, где нет фиксированной цены, а каждый христианин кладет в кружку, сколько сможет.

До недавнего времени мне казалось, что второй путь, когда каждый жертвует на храм по возможности, более правильный. Но знакомые священники рассказали, как мужчина после крещения своего ребенка давал батюшке в руку десять рублей. Священник почувствовал себя очень неуютно. Все-таки такая маленькая сумма, даваемая в руки, обидна. После крещения сына или дочери мужчина пойдет в магазин за продуктами, чтобы отпраздновать это событие, и легко убедится, что на десять рублей почти ничего нельзя купить.

3245656565.jpg

Если бы я писал святочный рассказ, то на следующий день к тому же батюшке подъехал бы человек на белом «мерседесе» и отдал бы священнику тысячу долларов за освящение машины. Но в реальности настоятель сельского храма может месяцами и годами ждать такого щедрого жертвователя. В одной из епархий центральной России священники получают от трех до восьми тысяч в месяц. Еще остаются требы, но их число предсказать невозможно. Как люди выживают? Огородами, какими-то подработками, просьбами о помощи. Все это отнимает у батюшек время, силы и здоровье.

У настоятеля проблем еще больше.

В храме есть певчие, которым нужно платить хоть какую-то зарплату. Сторож, алтарник, работник свечного ящика. Даже если настоятель сам, например, преподает в воскресной школе или проводит огласительные беседы перед Таинством крещения, он не может одновременно служить литургию, стоять за ящиком и петь в хоре.

Это означает, что каждый месяц священник должен  платить людям. Он не может сказать: «Вы знаете, в этом месяце у нас было мало жертвователей, поэтому вы трудились бесплатно». Настоятель храма не может договориться с прохудившейся крышей, счетами за отопление и электричество. Не может не платить отчисления в епархию. На все это нужны деньги.

Кроме того, у белого духовенства есть жена и дети, а значит, он должен  приносить какие-то деньги и домой.

Разумеется, и  рекомендованная сумма пожертвований не может решить всех проблем. Если в храме мало прихожан, то священник  может остаться без денег, но все-таки фиксированная «цена» дает  священнику возможность лучше  планировать бюджет прихода.

lori-0006950545-bigwww.jpg

Впрочем, эти проблемы обсуждались больше ста лет назад. В начале ХХ века большая часть священников в Российской империи жили очень небогато.

Доходы духовенства состояли из двух частей – земельного надела и платы за требы и совершение богослужений. За весь день после треб священник приносил домой два рубля (около 1000 современных по ценам 2012 года), из которых ему полагалось две трети – остальное шло псаломщикам.

Годовой доход небольшого прихода составлял 600 рублей, то есть 300 тысяч по ценам 2012-го (10 тысяч долларов по курсу 1 к 30  или 5 тысяч по курсу 1 к 60), которые после уплаты налогов необходимо было разделить на пять частей.

На Пасху и на престольные праздники священник получал подношения «натурой», но при этом крестьяне могли обманывать попа, «даря» ему тухлые яйца или старую курицу. Иные, пользуясь плохим освещением, могли подсунуть батюшке вместо курицы ворону. 

Положение священника в начале ХХ века ухудшали налоги, которые должен был платить каждый приход. Из названной нами суммы в 600 рублей 25 процентов уходило на содержание духовных школ и училищ.

По указу Синода 1870 года весь доход от продажи венчиков и разрешительной молитвы отдавался на содержание бедных учеников. С кружечного сбора 1 процент уходил на лечение клириков и на содержание больного духовенства. После этого на оставшуюся часть доходов накладывались местные епархиальные налоги на содержание духовных училищ.

Священный Синод и Епархиальные съезды духовенства могли вводить дополнительные налоги, но размер даже этих отчислений доходил до половины всех доходов.

Из оставшихся 300 рублей нужно было потратить средства на поддержание храма, а уж оставшаяся часть делилась между клириками. Положение было настолько бедственным, что священники разных епархий писали в Синод прошения об упразднении должности диакона, поскольку он получал 33 копейки с каждого рубля.

Доходы прихода делились между священниками, диаконами и псаломщиками в соотношении 4-2-1.

Представим себе, что на приходе с доходом в 300 рублей у нас служит 1 священник, 1 диакон и 1 псаломщик (на самом деле церковнослужителей могло быть и больше). За год псаломщик получит 42 рубля 85 копеек, диакон – 85 рублей 71 копейку, а священник – 171 рубль 42 копейки. В деньгах 2012 года, когда доллар стоил около 30 рублей,  это будет 21 тысяча 425 рублей у псаломщика, 42 855 – у диакона и 85 710 – у священника в год. Церковь пыталась помочь своим бедным клирикам, но эти суммы в расчете на каждого представителя духовенства или на псаломщика не превышали 12 рублей (по состоянию на 2012 год это 6 тысяч рублей или 200 долларов) в год.

Заметим, что в конце XIX – начале ХХ века Синод разрешал общине строить новые храмы лишь в том случае, если они брали на себя содержание священно- и церковнослужителей, здания церкви, обеспечивали  приход необходимыми книгами и богослужебной утварью, а также просфорами и вином для литургии.

В наши дни вряд ли  прихожане на селе или в небольшом городе смогут полностью содержать храм и священника. Так что разговор о том, сколько стоит крещение или венчание, – очень непростой, и у меня нет гарантированного способа решения этой проблемы.

Я только напомню, что все разговоры о создании крепких общин, литургическом возрождении или миссионерстве мало чего стоят, пока мы не задумаемся о том, что священник – тоже человек, что его силы не бесконечны и ему надо на что-то жить, что храмы восстанавливаются и в них совершается литургия не потому, что прилетает фея с волшебной палочкой.  На все это нужны деньги.

Конечно, не все священники бедствуют, но и не все живут богато или даже обеспеченно. Об этом тоже стоит подумать, приходя в храм.

Андрей ЗАЙЦЕВ

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Возврат к списку