Петров монастырь

02.09.2014
412323_388029987891795_930119259_o.jpg

6 сентября, когда Русская Православная Церковь будет отмечать день памяти святителя Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси, в одном из старейших монастырей Москвы – Высоко-Петровской обители, которая готовится отпраздновать свой 700-летний юбилей, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершит чин великого освящения храма святителя Петра. Необычная и выделяющаяся на фоне других монастырских строений церковь в этом году отмечает 500 лет с момента основания и является древнейшим из сохранившихся храмов обители. О прошлом, настоящем и будущем столичного монастыря специально для «Приходов» рассказал ректор Российского православного университета игумен Петр (Еремеев) – нынешний наместник этого величественного памятника российской культуры и духовности.

Митрополит Петр и основание обители

– Согласно общему мнению историков, в 1315 году митрополит Киевский Петр, прибыв в первый раз с пастырским визитом в тогда еще небольшой город Москву, заложил на Петровской возвышенности, недалеко от села Высокое, небольшой храм во имя апостолов Петра и Павла – покровителей его служения. Подле храма он рубит и небольшие кельи. Историки полагают, что поскольку святитель был пострижен в монашество с детства и с тех пор предпочитал уединенный образ жизни, он выбрал местом своего проживания не сам город – торговый и достаточно шумный – а его пригород. Кстати, именно с той порой связывают и появление нынешней улицы Петровка, по крайней мере, как направление движения от города в сторону села Высокое и Петровского монастыря. Считается, что эту дорогу князь Иоанн Калита, почитаемый ныне как месточтимый московский святой, вырубил специально для того, чтобы обеспечить сообщение с местом пребывания и духовных подвигов митрополита Киевского и всея Руси Петра. Поэтому мы как наследники отцов-основателей Петровского монастыря почитаем и митрополита Петра, и великого князя блаженного Иоанна Калиту, приложивших главные усилия к тому, чтобы обитель стала одним из очагов и центров духовной жизни и культуры в Москве.

Впервые в летописях монастырь упоминается по случаю очередного избрания московского митрополита. В XIV веке архимандрит Иоанн, тогдашний настоятель монастыря, принимает участие в посольстве в Константинополь. После смерти ставленника, выдвинутого от Москвы в качестве Московского митрополита, архимандрита Иоанна его пытались принудить занять место почившего. Однако отказался и даже претерпел от своих спутников избиение и унижение. И когда говорилось, что славный архимандрит Иоанн участвовал в этом посольстве в Константинополь, то указывалось, что он был начальником первого на Москве общежительного монастыря. То есть ко времени Дмитрия Донского, по прошествии 50-60 лет после Иоанна Калиты, монастырь уже был первой на Москве обителью с общим житием. Это показывало высокую социальную организацию живущих в этой обители и подле нее братии: послушников и трудников, а также говорило о том, что монастырь к тому времени уже занимал одно из первых мест в категории монастырей Московии того периода.

2014-06-10-16-29-13-2S3B0498.JPG.png

Несмотря на то, что все последующие правители Москвы также поддерживали и укрепляли его бытие, думаю, ничто не сравнится с тем вкладом, который сделал в развитие обители в годы своей юности царь Петр I.

Высоко-Петровский монастырь эпохи Петра I

– Когда родился наследник царя Алексея Михайловича венценосный младенец Петр, его мать, Наталья Нарышкина, как и ее родители, почитали своим небесным покровителем митрополита Петра. Дело в том, что московский двор Нарышкиных был расположен прямо у южной стены монастыря. И для Нарышкиных монастырь был родным храмом, где они крестились и где происходили главные события их духовной жизни. Думаю, что совершенно неожиданный выбор имени наследника престола, который был нехарактерен и несвойственен вообще своду имен, которые выбирали Романовы и их предшественники Рюриковичи на московском престоле – Петр – был сделан именно потому, что и царица Наталья, и ее род, и сам Алексей Михайлович были глубокими почитателями святителя Петра.

Царь Петр, будучи юным, вскоре после смерти отца и трагической гибели братьев царицы Наталии - Ивана и Афанасия - при первом восстании стрельцов, с благословения матери заложил каменный Боголюбский храм на том месте, где были погребены убиенные стрельцами дядья, отдавшие свою жизнь, по сути говоря, за сохранение жизни юного Петра и всего рода Нарышкиных. Там раньше стояла деревянная церковь с престолом. Новый храм был также посвящен Боголюбской иконе Богоматери. Петр I с детства проникся жизнеописанием князя Андрея Боголюбского – мученика, который был убит в результате предательства своей жены и ее родственников, и очень захотел утвердить эту параллель. Возведя этот храм, он тем самым как бы обозначил сознательное мученичество собственных убиенных дядьев за благополучие московской земли. В дальнейшем Боголюбский храм становится местом упокоение всех ближайших родственников Петра I, и именно с этой церкви и начинается попечение будущего императора о монастыре.

Боголюбский-храм.jpg

 С момента строительства большой колокольни, которая сегодня украшает современную Петровку, монастырь был переориентирован на запад. Раньше, как полагают историки и архитекторы, со времени своего основателя митрополита Петра обитель была ориентирована на реку Неглинку, и именно там был подъем к монастырю. Царь Петр, учитывая уже новую градостроительную концепцию города Москвы, изменил его на возвышающуюся по значению улицу Петровку и сделал парадный въезд в обитель с этой улицы.

sergijevskaja_south1890e.jpg

После спасения от очередного восстания стрельцов в Троице-Сергиевой Лавре Петр I возвел и в самой Лавре, и в Петровском монастыре трапезную церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она завершила оформление главной Петровской площади монастыря, на которой император бережно сохранил постройку совершенно невероятного по тем временам столпового храма во имя митрополита Петра. Храм был построен Василием III, великим князем Московским, в 1514 году на том самом месте, где еще митрополит Петр первоначально возвел храм апостолов Петра и Павла. Позже Петр укрепил стены второго двора, который когда-то был Нарышкинским. Он сохранил первоначальные одноэтажные здания, но надстроил их вторым этажом, объединив в прекрасный фасад и превратив в так называемые Нарышкинские палаты. Долгое время они были единственным многоэтажным зданием в Москве и закрывали обитель от шумной улицы Петровки.

Кстати, по описанию современников, Петр I не просто строил монастырь, но участвовал в его жизни. Его мать, царица Наталья, вместе со строителями спроектировала Боголюбский храм таким образом, что в алтаре была сделана специальная молельня для юного императора. Тогда еще в памяти многих было убийство сына царя Иоанна Грозного царевича Димитрия, и ситуация была очень схожая: Милославские все еще хотели расправиться с наследником престола, который в силу другой родовой линии представлял для них конкуренцию. Наталья Нарышкина, опасаясь за жизнь сына, соорудила для него специальную молельню, сохранившуюся и по сей день. В ней есть слуховое окно в сторону храма, а вход пролегает через алтарь. Таким образом, ограничение передвижения в этой части гарантировало царевичу безопасность. Впоследствии, когда Петр I подрос, он уже принимал участие в общем богослужении, читал, пел на клиросе.

vysokopetrovskiy_3.jpg

Всего за каких-то десять лет юный царь так обустроил монастырь, что обитель приобрела законченный и ярко выраженный стиль московского барокко, который позже был назван Нарышкинским. Сегодня весь этот ансамбль существует и дошел до нас в неизмененном виде. В него самим Петром I был включен сохранившийся до сих пор дом игумена, где царь сам очень часто бывал и принимал там гостей. Известно, что правительство царевны Софьи ограничивало передвижения юного царя по столице, но в Высоко-Петровском монастыре ему разрешалось бывать в любое время. Поэтому он так часто бывал в обители, лично выбирал камень и песок для строительных работ, подписывал все необходимые документы. Таким образом, этот монастырь стал первым градостроительным и единственным в Москве проектом, дошедшим до наших дней как памятник церковной деятельности Петра.

Обитель Минкульта РСФСР

– То, что Высоко-Петровский монастырь устоял в годы советской власти на столь видном месте, – большое чудо. Ведь все остальные монастыри преимущественно были или в некотором отдалении от политического центра столицы, или представляли собой памятники, удобные для декоративного оформления стилистики старой Москвы. А Петровский монастырь обустраивался так, чтобы быть удобным, прежде всего, для монастырского общежития. Хотя он и стоит на одной из центральных улиц Москвы, но располагается достаточно скромно, не выделяясь своими большими братскими кельями и постройками. В нем, кстати, в XIX веке была размещена городская церковная библиотека, а также общества просвещения и трезвости. С точки зрения картинной, открыточно-лубочной, монастырь для советской власти не представлял абсолютно никакого интереса. С другой стороны, находясь в центре Москвы, выделяясь своими куполами и угадываемыми силуэтами церковных строений, он не мог не раздражать.

Был даже градостроительный план, предполагавший снос монастыря. Начавшееся в тот период расширение проезжей части от Садового кольца в сторону центра, дойдя до первого дома улицы Петровки, останавливается. Сегодня любой автолюбитель и пешеход могут увидеть, что именно на Петровке дорога сужается с трех-четырех полос до двух. Первоначально предполагалось, что Каретный ряд перейдет у Театральной площади в широкую многофункциональную дорогу, позволяющую нормальное автодвижение для растущего города и его потребностей. Однако, промыслом Божиим, этому плану не суждено было сбыться, и монастырь сохранился.

petrovskij_monastyr_2.jpg

Спасло его и то, что вскоре после Великой Отечественной войны обитель передали в пользование Министерства культуры РСФСР. Очень быстро все его помещения, в которых до этого располагались, например, литейные производства, заняли различные учреждения культурного ведомства. А в уже позднесоветский период архитектор и историк архитектуры Борис Дедушенко получил от Минкульта задание по сохранению этого архитектурного комплекса, который постепенно начал приходить в разрушение. Ведь внутри монастыря находилось огромное количество «культурного слоя» советской эпохи: суглинка, мусор, свозимый сюда в ранние периоды советской власти. Естественно, все это влияло на фундамент, и здания разрушались. Дедушенко, помимо прочего, воссоздал не только обрушившиеся уже аркады и галереи, монастырские стены, но и купола, а также обеспечил необходимые кровельные перекрытия. 

sergijevskaja_south.jpg

Во многом именно благодаря Дедушенко и его коллективу мы и имеем сохранившийся ансамбль, который может быть приведен в тот вид, который бы соответствовал статусу и значимости этого комплекса для Москвы и страны.

Новая старая жизнь

– Монастырь был воссоздан Святейшим Патриархом Кириллом и решением Священного Синода в 2009 году. С тех пор и до сегодняшнего дня в братском общежитии в обители решили проводить свою монашескую жизнь десять насельников. Это и монахи в сане, и просто монашествующие, а также послушники.

Жизнь монастыря протекает в соответствии с вполне традиционным представлением об устройстве монашеского общежития. В 7 утра мы совершаем совместное иноческое правило, переходящее к 8 часам в братский молебен у иконы с мощами отца-основателя, первого Московского чудотворца митрополита Петра. Потом совершается литургия, на которую по возможности остаются члены нашего монастырского братства, не занятые на послушаниях. В час дня – обед, после него все продолжают нести послушания. А к пяти вечера все, у кого есть такая возможность, собираются на вечернее богослужение, по его окончании совершается ужин. После этого у каждого есть свое иноческое правило, которое братия совершает в своих кельях.

2S3B6419.jpg

Кроме обычных монастырских послушаний, у братии обители есть еще послушание учиться или учить. Так, некоторые монахи, послушники и трудники обучаются в Российском православном университете, ряд насельников преподает в университете, а также в созданной при монастыре Петровской богословской школе. Сейчас постепенно прорисовывается определенная направленность нашей деятельности на стезе образования и просвещения. Может быть, со временем это перерастет в то, что когда наш монастырь будет полностью обустроен для проживания, к нам будут стремиться те, кто связывает свою жизнь с образованием и наукой, но вместе с тем решил посвятить себя Богу в монашеском образе.

VysokopetrovskyMonastery1.jpg

В этом году мы приступили к подготовке монастыря к реставрационным работам. Мы оформили большой пакет документов в качестве заявки на финансирование в рамках Федеральной целевой программы «Культура России», которую осуществляет Министерство культуры Российской Федерации. Если заявка будет поддержана экспертами, то на будущий год государство сможет выделить средства, необходимые для серьезного изучения состояния зданий, а также разработки проектных решений по реставрации всех объектов комплекса. Мы также готовим все необходимые документы для заявки на съем и вынос «культурного слоя». В некоторых местах особо видно, что за последние сто лет монастырь «вырос» на полтора, а то и три метра. При Дедушенко, который пытался доказать принадлежность храма святителя Петра именно эпохе XVI века, делались раскопки внутри и вокруг церковного здания. Тогда выяснилось, что вокруг Петровского храма и особенно за ним сохранились в прекрасном состоянии погребения XIVXVI веков. То есть, по сути, под «культурным слоем», который формировался и вследствие пожаров, опустошавших Москву в те века, и в советское время, находится древнейший московский некрополь. В том случае, если такие раскопки будут осуществлены, в Москве будет открыто одно из древнейших кладбищ. По предварительному описанию археологов, в прекрасном состоянии должны были сохраниться как надгробные плиты, так и останки первых монахов обители, а также первых родовитых граждан нашего города.

Мы и сейчас не стоим на месте, по мере возможного и в рамках закона обеспечиваем доступ прихожан и монастырской братии в те храмы, которые требуют еще больших реставрационных работ. Впрочем, многое уже было сделано в монастыре в предшествующие годы, и мы только лишь завершили начатые ранее работы по возрождению храмов обители. Например, в храме святителя Петра, который освятит Святейший Патриарх 6 сентября, мы существенно переделали иконостас, заменили церковную утварь. А также вместе с художниками-оформителями продумали вопрос освещения этого храма, и, учитывая архитектурные особенности, в каждой из апсид навесили хоросы, связав их по цветовой гамме с тем решением, которое уже существует в храме. Мы рассчитываем, что после освящения храма его внутреннее убранство уже не будет диссонировать с его внешним видом.

2S3B9760.jpg

Также мы планируем придать более традиционный вид и внутреннему убранству храма в честь Толгской иконы Богоматери. Сегодня иконописцы и резчики воссоздают дореволюционный иконостас этой церкви по сохраненным фотографиям. Впереди – воссоздание храмового убранства и, надеюсь, регулярные богослужения в храме в честь Боголюбской иконы Божией Матери. Там сейчас полностью отсутствуют полы, в некоторых местах на поверхность выходят внешние своды склепов Нарышкиных, совершенно изуродованы стены. Мы хотим временно сделать дощатый настил, чтобы людям было где стоять. Так что постепенно мы производим необходимые обустройства, чтобы храмы монастыря были доступны как для монастыря, так и для паломников и экскурсантов, которые стали нас посещать все чаще и чаще.

«Я лишь помощник святителя Петра»

– До назначения наместником Высоко-Петровского монастыря в 2013 году я не мог представить себе, насколько не изучена его история. Я всегда любил этот монастырь и часто сюда приезжал. С 1990-х годов моему сердцу особо близок Петровский храм, который произвел на меня невероятное впечатление, когда я однажды привез документы из Московской семинарии в находившийся здесь Синодальный отдел религиозного образования. Тогда я просто остолбенел около Петровского храма, поскольку был не готов увидеть в центре Москвы такое удивительное сооружение, отличающееся от других памятников архитектуры и церковного зодчества.

И вот, когда я только получил указ, несколько месяцев после этого нарабатывая исторический материал, я понял, что все, что мы имеем сегодня, – это переписанные друг у друга какие-то обрывки исторических фактов, интерпретированные теми или иными авторами. По сути, нет никакой истории Высоко-Петровского монастыря, которую можно было бы назвать хорошим проработанным материалом, позволяющим развивать направления в исследованиях. Поэтому сегодня, мне кажется, наряду с возрождением духовной жизни в обители, воссозданием архитектурного ансамбля необходимо обеспечить и изучение ее истории на всех этапах.

Безусловно, первой задачей, которую ставит Патриарх перед игуменом монастыря и братией, является следование духовным монашеским традициям и созидание настоящего монашеского братства. Очень важно преодолеть «самость», оставить ее за порогом, чтобы стать одной семьей. В этом и состояла основная задача и замысел устроителей монашеских обителей: чтобы, объединяемые Христом, члены этой духовной семьи, этого братства, принимающие постриг, шли рука об руку к спасению. Это самое главное в монастыре. Сегодня в силу того, что за последние шесть лет здесь сменилось три игумена, не без труда, но мы это осуществляем. Игумен и братья монастыря должны вместе ощущать проблемы, трудности и радости, вместе их переживать. Монастырь – это семья, и когда все процессы, протекающие внутри монастыря, станут общим делом, тогда можно будет считать, что мы движемся в верном направлении.

2S3B5946.jpg

Совмещение послушания в монастыре и в университете не всегда дается легко, но на сей момент одно помогает другому. Я живу в монастыре, чаще всего служу в нем и посвящаю ему, как правило, первую половину дня: решаю вопросы, связанные с обустройством жизни братии, восстановлением и возрождением нашего архитектурного комплекса и вообще бытового обустройства. А вторую половину дня я посвящаю университету. Благо, что он находится неподалеку, минутах в 15 пешком. С одной стороны, конечно, по времени и разнопредметности совмещать ректорство и наместничество обременительно. С другой - по своему стилю и содержанию эти занятия мало чем отличаются друг от друга. Потому что в классическом понимании учебное заведение повторяет устои и некоторый хронометраж жизни монастыря. И там, и здесь есть расписание, люди, которые стремятся объединяться вокруг идеи Христа и служения Ему. Поэтому в целом процессы, протекающие в монастыре и университете, очень схож.

Быть наместником монастыря, который насчитывает 700 лет своего бытия, – это страшное внутренне чувство полного несоответствия тем задачам и ответственности, которые ты ощущаешь каждую минуту как в самом монастыре, так и за его пределами. Единственное, что позволяет чувствовать себя хоть как-то способным трудиться, – это святой монашеский долг нести возложенное послушание и, конечно, желание быть полезным братии монастыря. Когда я только узнал об этом назначении, с первой секунды я поручил в молитвенном обращении свою деятельность в монастыре митрополиту Петру, его основателю. Мой подход очень простой: я воспринимаю себя лишь помощником Небесного покровителя обители.

Например, во вверенном мне Российском православном университете во имя святого Иоанна Богослова действует апостол Иоанн, и то, что ему нужно, что ему необходимо сделать, или то, что он считает необходимым удержать в развитии вуза, то я и помогаю ему совершать, воспринимая себя лишь в качестве помощника ему.

То же самое и в монастыре. Правда, здесь все это воспринимается более органично, поскольку университет включает в себя очень много светских процессов. В этом смысле монастырь в большей своей части обустраивает свою жизнь на приоритетах духовных, в которых просматривается рука святого Петра, митрополита Москвы. Это укрепляет и вдохновляет на труды.

Записала Милена Фаустова


Автор: Милена Фаустова |

Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники



Версия материала для печати

КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку