RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

О двух концах

26.07.2014

00_2.jpg

«Cие надлежит делать, и того не оставлять» (см. Мф. 23, 23)… Множество сельских или бывших усадебных церквей нуждаются в реставрации и восстановлении, однако трагической особенностью нашего времени является то, что немалая часть таких храмов, ранее объединявших многолюдные приходы больших селений, теперь стоят посреди малонаселенных или практически вымерших деревень. И все равно люди, несмотря ни на что, собираются вместе для того, чтобы бороться за выживание этих храмов, и если не могут восстановить сельскую церковь, пытаются хотя бы законсервировать строение на будущее. Конечно, сил и средств у таких людей мало, им нужна поддержка. Но при этом встает вопрос, что сейчас важнее: попытаться восстановить храмы в почти безлюдных местах, или же постараться построить церкви «шаговой доступности» там, где сейчас сконцентрировано население?  

Отвечая на вопрос об этом во время своей первой пресс-конференции на Вологодской земле, епископ Вологодский и Великоустюжский Игнатий подчеркнул: «Надо делать и то, и другое. В первую очередь все делается для человека, но поруганная святыня не должна таковой оставаться. Конечно, мы будем открывать храмы там, где есть люди, и во вторую очередь – восстанавливать разрушенные. Будем изыскивать для этого возможности: под лежачий камень вода не течет, так что, думаю, мы сдвинем камень с мертвой точки».

Разрушенные храмы для верующих – это в первую очередь поруганные святыни и лишь во вторую – памятники архитектуры, ведь в них на протяжении веков люди молились, исповедовались, причащались. «Я с трудом представляю себе какую-нибудь восточную страну, где стоят мечети в поруганном виде, а люди проходят мимо, и это считается нормой. В Вологде очень много храмов, которые находятся в поругании. Государство готово их передавать верующим и передает», – поделился владыка.

В то же время в городах – в том числе больших – нужно строить и новые храмы, создавая приходские общины помимо существующих ныне. Он привел в пример город Череповец с более чем трехсоттысячным населением, где действуют только три прихода: «Даже если всего два процента жителей города захотят прийти в храм, они физически не смогут этого сделать – рассуждает владыка Игнатий – А ведь есть населенные пункты, где просто нет храма, причем люди просто не могут добраться до ближайшей церкви в другом селении. Святейший Патриарх благословил реализацию в Москве программы создания храмов «шаговой доступности». Я думаю, что приходские храмы не обязательно должны отличаться особым величием и большими размерами – они просто должны быть открыты, в них должна действовать приходская община».

Именно поэтому в епархии открываются новые приходы. «Каждый человек имеет нужду во враче: он может периодически болеть или с ним может произойти несчастный случай, и тогда он обращается в больницу или медпункт, – отметил архипастырь. – А если, как, например, в Череповце, нет рядом священника – духовного врача, нет духовного медицинского пункта, то как человек может свою печаль исцелить?»

Но нельзя ограничивать планы и чисто «строительными» перспективами. Не просто открывать новые храмы, а делать так, чтобы церковная жизнь не заканчивалась после службы», – так охарактеризовал первоочередные задачи епархии владыка. По его мнению, важно организовывать на приходе тематические кружки, беседы, фестивали, конкурсы, спортивные мероприятия… При некоторых храмах, возможно, удастся открыть спортивные школы.

«Церковь должна разговаривать с обществом на современном языке, не опускаясь до сленгового уровня, но не на средневековом наречии, – уверен иерарх. До сих пор люди зачастую воспринимают Церковь как нечто отмирающее, средневековое, отметил владыка Игнатий, подчеркнув: этот стереотип нужно разрушать.

Наталия БУБЕНЦОВА
Публикация подготовлена при содействии 
пресс-службы Вологодской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Возврат к списку